12:11 

Фик. 3 глава

Роуч
Лечим душу - гробим печень
Ублюдки не попадают в рай.
Автор(ы): Роуч.
Пэйринги: Дерек/Стайлз, как основной. Скачет на фоне непослушной лошадкой Джексон/Стайлз, и в конце образуется Джексон/Лидия:dance2:
Размер: Миди, 54 страницы.
Статус: Закончен.
Рейтинг: NC-17
Саммари: Стайлз думал, что его жизнь очень заурядна. Пока он не зашел в бар и не встретил чувака, знающего толк в хорошем трахе. Стайлз перестал думать, что его жизнь заурядна, когда чувак оказался братом его парня.
Вот так вот. :shuffle2:

Варнинг: Присутствуют элементы кроссдрессинга, римминга и много дрочки:pink:
Дерек немножко козел, Стайлз немножко Елена Гилберт, которая не знает, что чувствует, а Джексон немножко суицидник.
Но в конце все будет хорошо. Честно-честно:yes:
Все персонажи в фанфике достигли возраста совершеннолетия.

Текст в комментариях.
Первую главу можно прочесть вот здесь, вторую - вот тут.
Визуализация:

Дерек.
жмяк

Стайлз.
жмяк

Ко.
жмяк

Всякое.
жмяк

@темы: эксперименты экспериментируем, фик, тинвафля, слэш правит миром, Ублюдки Не Попадают В Рай

URL
Комментарии
2014-10-17 в 12:12 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
***

Стайлз проснулся от того, что какой-то надоедливый лучик солнца светил ему прямо в глаза. Он поморщился, зажмурился сильнее и, когда понял, что все бесполезно, перевернулся на другой бок. Тут же уткнувшись лбом во что-то твердое и горячее. Стайлз сглотнул и поднял голову. Дерек даже не шелохнулся, спал, компактно устроившись на краю кровати, в то время, как сам Стайлз занимал почти всю площадь. На какое-то мгновение он почувствовал укол совести. Но это быстро прошло, потому что кончики пальцев почему-то закололо от желания прикоснуться к острой линии челюсти.

Пока Дерек спал, у него не было этой хмурой морщинки между бровей, и вообще лицо его казалось спокойным, расслабленным, почти умиротворенным. Стайлз невольно загляделся на прямой скульптурный нос и сам не заметил, как едва-едва коснулся его подушечками пальцев. Дерек не проснулся, дыхание не сбилось со спокойного ритма, и Стайлз повел ладонь ниже. Коснулся колючей темной щетины, обвел контур рта и замер, ощутив, как под пальцами шевельнулись губы. Он хотел тут же отдернуть руку, но Дерек вдруг трогательно причмокнул губами, и палец Стайлза оказался у него во рту. Прямо там, ну, где тепло, влажно и пиздецки приятно. Стайлз с трудом сглотнул и потянул руку на себя, вздрогнув, когда Дерек почти нежно прикусил подушечку и открыл лукавые глаза.

- О, - выдал Стайлз, нервно усмехаясь. - Доброе утро?

Дерек на мгновение сжал зубы и тут же зализал кожицу, умудряясь при этом еще и улыбаться. Стайлз ощутил, как его член в трусах заинтересованно дернулся. Он быстро облизнулся, неотрывно следя за тем, как губы Дерека медленно скользят по его пальцу, а язык кружит по подушечке.
Стайлз всхлипнул, когда тело внезапно обдало жаром, и Дерек выпустил палец изо рта, улыбнувшись почти невинной улыбкой.

- Ладно, - сказал Стайлз, наблюдая за тем, как он лениво потягивается. - Что это было? Демо-версия минета? Если да, то я покупаю полную.
Дерек расслабленно откинулся обратно и уставился в потолок, приподняв одну бровь. Стайлз не знал, как это комментировать, но ему казалось это абсолютно очаровательным.
- Ты сам засунул палец мне в рот, помнишь? - поинтересовался Дерек. - Ты когда-нибудь просыпался с чувством, что кто-то пихает что-то тебе в рот?

Стайлз решил не рассказывать ту историю, когда в семнадцать Лидия разбудила его настойчивым запихиванием в рот морковной палочки. По правде, там не было никакого подтекста, лишь своеобразная забота. Стайлз тогда сдавал экзамены, и если Лидия на тот момент сдала все на на предыдущем курсе, он таким похвастаться не мог. Он провел в завалах письменной информации целых четыре дня и за это время ни разу не прикоснулся к еде, перебиваясь двухлитровым запасом колы. Это очень важно для моего будущего, твердил тогда себе Стайлз, вбивая информацию в избитую уставшую голову, и совершенно не заботился о настоящем. Зато Лидия позаботилась. И пришла в какое-то определенно светлое время суток, чтобы впихнуть в глотку Стайлза, отрубившегося от истощения и усталости, долбанную морковку. По правде, Стайлз был рад и ей.

- Э, - выдавил он через секунду. - Нет, такого со мной не случалось.

Дерек хмыкнул, хрустнул шеей, и Стайлз залип на следах, покрывающих кожу. Он знал, что его шея тоже выглядит не лучшим образом, скорее, поэтому никто из них и не обвинял друг друга в любви к укусам. Стайлз буквально чувствовал, как у него начинают чесаться десны от желания впиться зубами в плоть, когда шея и плечи Дерека маячили перед глазами.
Тот поймал его взгляд и потер синяки.

- Думаю, нужно прекращать, если ты не хочешь, чтобы Джексон заметил, - сказал он. Стайлз подполз поближе и положил подбородок ему на плечо, бездумно царапая короткими ногтями чужой сосок.
- Я? - уточнил он. От Дерека шло приятное тепло, и Стайлз с трудом удерживался от того, чтобы не залезть на него целиком и не зарыться лицом в подмышку. - А ты хочешь?
Дерек в ответ лишь пожал плечами, насколько ему позволяло положение.

За протекшие дни Стайлз научился не избегать и не стесняться подобных вещей, как эта - лежать вот так, уютно и по-домашнему, тереться щекой о горячую кожу и... целовать и принимать чужие настойчивые поцелуи. Стайлз научился любить это. И ему было страшно думать о том, что будет, когда это кончится. Он с болью в сердце представлял, как будет складываться его однотонный серый пазл поверх цветной персистенции. И замирал, не дыша, сглатывая подступающую, как в детстве, панику.
Он так привык чувствовать большие ладони с шершавыми грубыми подушечками пальцев у себя на коже, что их отсутствие зудело комариным укусом по всему телу.
Стайлз закусил губу, прогоняя тревогу, и слепо ткнулся носом Дереку в шею.

- Я не смогу тебя заставить, Стайлз, - произнес вдруг Дерек и почти невесомо погладил его меж лопаток. - Решай сам.
- Мы все еще говорим про засосы? - уточнил Стайлз, итак впрочем зная, что нет. Дерек усмехнулся, по-прежнему не глядя на него, и повторил:
- Решай сам.
Стайлз шмыгнул носом, поерзал немного, прижимаясь почти вплотную, и затих, когда Дерек уже привычным жестом придвинул его к себе за талию. Где-то глубоко внутри Стайлз уже все решил.

URL
2014-10-17 в 12:13 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
***

- Блядь, - пискнул Стайлз и треснулся от неожиданности затылком об изголовье кровати. Дерек лениво облизал головку, собрал оставшиеся капли, проследив языком всю длину опадающего члена, и повел им ниже, впиваясь теплыми пальцами в бедра Стайлза. - Чувак. Выключай телефон, когда делаешь кому-то минет, окей?
Дерек в ответ рассеянно хмыкнул, и Стайлз приподнялся на локтях, чувствуя, как плечи дрожат от усталого напряжения.

- Дерек? - позвал он, с тихим удовлетворением отмечая, каким увлеченным кажется Дерек, вылизывая его пах от спермы, и как дрожат его ресницы на опущенных веках. Тот замер на секунду, обхватив губами тонкую кожицу, и Стайлз резко выдохнул, ощутив, как член снова напрягается. - Дерек! Возьми свой блядский телефон. Если это звонит стоящий около входной двери Джексон, будет пиздец неловко.

Кажется, аргумент вышел убедительным, потому что Дерек, утомленно вздохнув, все-таки отстранился. Поцеловал его под коленкой, и у Стайлза защемило сердце. Все это выходило таким странно-привычным, уютным и теплым, что Стайлз потихоньку вплавлялся в такую атмосферу и с пугающим воодушевлением ждал, когда вплавится без остатка.
Дерек свесился с кровати, подобрал валяющиеся джинсы и, все еще упираясь ладонью в пол, вытащил замолчавший телефон. Стайлз против воли залюбовался сильной обнаженной спиной и черными завитками татуировки. Стайлз точно знает, что если обвести ее языком, у Дерека потемнеют глаза.

- Это всего лишь Айзек, - усмехнулся тот, пролистывая журнал вызовов. Стайлз вскинул голову и нахмурился.
- Кто такой Айзек? - спросил он, проглатывая неуместную горечь с языка.
- Друг, - коротко ответил Дерек. - Он живет в соседнем городке. Я планировал с ним встретиться, когда прибыл сюда, но... - он обернулся через плечо и окинул Стайлза долгим взглядом, - обстоятельства распорядились иначе.
Стайлз даже не дернулся, чтобы прикрыть наготу простыней, лишь улыбнулся уголком губ и кивнул.
- Я отправлю ему смс.
- Ладно, - пожал плечами он и прикусил губу, ловя себя на странной диковатой ревности. К кому? И по какому праву? Стайлз на секунду прикрыл глаза, а потом решительно подполз к Дереку и сел ему на задницу.
- Эй, - сдавленно пробормотал тот и уперся подбородком в край кровати, шустро набирая что-то на сенсорной клавиатуре. Стайлз провел пальцами по изгибам трискеля - кожа у Дерека была мягкая и влажная, - поерзал и, в конце концов, уперся членом в ложбинку между ягодиц. И вздрогнул, когда Дерек вдруг выгнулся, подставляя задницу. Полувставший член почти мгновенно окреп, пах обожгло жаром, Стайлз сглотнул и робко положил ладонь на поясницу, проведя ей выше по позвоночнику.
- Дерек? - недоверчиво шепнул он и склонился ниже, ложась грудью ему на спину.
- Заткнись и двигайся, - хрипло ответил Дерек и поддал бедрами снизу.

Стайлз прикусил ему кожу на плече, пережидая яркую вспышку возбуждения. А потом уперся ладонями по обеим сторонам от его головы и задвигался, ритмично и быстро толкаясь вставшим членом меж ягодиц. Дерек раздвинул ноги шире, давая лучший доступ, и у Стайлза закружилась голова. От степени доверия и вседозволенности. Он просунул одну руку ему под грудь, обвил вокруг горла и впился зубами в загривок, ни на секунду не прекращая двигаться.

От Дерека шла неприкрытая волна похоти, хотя он не издавал ни единого звука, кроме частого прерывистого дыханья. Но Стайлз все равно чувствовал, какой кайф тот ловит, - и ловил вместе с ним. Задыхался, пытаясь разделить с ним воздух, когда тянул его за шею к себе, тянул губы к его губам, почти умирал, потому что Дерек не собирался делиться с ним кислородом. Отдавал лишь острые, резкие, жалящие удары эйфории и совершенно не заботился о спасительных вдохах.
Стайлз на какое-то время перестал думать и вовсе. Обхватил пальцами в чужое горло, едва слыша хриплые выдохи, и вцепился зубами в черные повлажневшие волосы. Дерек что-то надсадно простонал и выронил телефон из ослабевших пальцев.

- Д-Дерек, - прошептал Стайлз, когда под веками заплясали желтые пятна. - Поцелуй меня...
Тот неловко повернул голову через плечо, и Стайлз тут же примкнул к его приоткрытому рту губами, скользнув внутрь языком. Дерек отвечал медленно, неторопливо, вопреки нетерпеливому движению бедер, и Стайлз сильнее сжал пальцы на его шее, прикусив губу. Он толкнулся еще пару раз и едва не закричал от неожиданно накатившего оргазма - тот скручивал кости, и Стайлз так упоительно впился зубами в чужую губу, что вспомнил о боли, лишь когда Дерек в ответ воткнул ему ногти в загривок.

- О, мой бог, - выдохнул Стайлз, чувствуя, как под бедрами влажно расползается лужица, и сочувственно сморщился, представляя, как неприятно должно быть Дереку. Тот повел плечами, подтянулся всем телом обратно на кровать и перевернулся на спину, удержав Стайлза за талию. - Круто? Скажи, что да.
Дерек лениво усмехнулся в ответ, провел раскрытыми ладонями по его талии вниз, облапил задницу и оставил их там. Стайлз не возражал. Лишь поерзал, устраиваясь удобнее, и положил подбородок Дереку на грудь, задумчиво прикусив кожу на ключице.
- Я должен задать этот вопрос, - начал он спустя минуты. - Это можно считать хотя бы ничтожным полунамеком на то, что ты не прочь побыть снизу? Если тебя это вдруг оскорбляет или понижает твой уровень собственной крутости, то я...
- Да, - негромко перебил его Дерек. Стайлз растерянно моргнул. - Да, можешь.
- Ох. Серьезно?
Дерек с невозмутимым видом кивнул, хотя Стайлз все равно заметил, как румянец тронул кончики его ушей. Очаровательно.
- Но это только полунамек, - тут же возразил Дерек и закатил глаза, когда Стайлз расстроенно надулся. - Может быть, когда-нибудь...
- А у нас будет это "когда-нибудь"? - перебил тот и прикусил язык. Не стоило заводить подобные темы.

Дерек ничего не ответил, только окинул его совершенно нечитаемым взглядом, мягко столкнул на кровать и сам опустился на пол. Стайлз перекатился на живот и положил подбородок на скрещенные руки, поглядывая на него исподлобья.
У Дерека было абсолютно идеальное тело, и Стайлз не считал нужным прятать взгляд, когда перед его лицом в очередной раз оказывалась крепкая узкая задница или широкие плечи. Стайлз не краснел, не отводил смущенно взгляд, когда Дерек выходил из душа, забыв про полотенце, - уже нет. У него в голове набатом била мысль, что так правильно. И он слушал свою интуицию, отдаваясь целиком и полностью в чужие руки. Он поддавался гулу в ушах и теплым вспышкам в груди и подставлял шею под поцелуи. И да, это все несомненно было самым правильным решением в его жизни.
И если бы не сидящая на задворках сознания маленькая, но усердно поедающая его счастье и растущая, паника, Стайлз перестал бы цепляться кончиками пальцев за ускользающее серое полотно. Но она сидит и жрет, с каждым днем, когда времени до приезда Джексона все меньше, становясь все больше.
И Стайлз каждый раз отпихивал эти мысли подальше, отпинывая их на периферию, и вылизывал чужую вкусную шею, слушая приглушенные смешки.

- Что ты делаешь? - спросил он, когда Дерек вдруг опустился перед кроватью на колени.
- Телефон выронил, - буркнул тот в ответ и склонился лицом к полу.

Если честно, Стайлз не смотрел на его лицо и уж тем более не наблюдал за его поисками. Потому что Дерек стоял на коленях, выпятив задницу, и у него на ягодице стянулась белая корочка спермы Стайлза. А если посмотреть под животом - такая же корочка стягивала тяжело отвисший мягкий член. Стайлз сглотнул и почти механически потерся пахом о скомканную под ним простыню.

- Стайлз? - позвал Дерек, и да, его голова была все еще под кроватью, а Стайлз не мог оторваться от открывшегося вида. - Что это?
Его голос звучал весело, из-под кровати выглянула темная макушка, а за ней и улыбающееся лицо Дерека. Он держал в руках большую коробку. Стайлз распахнул глаза, открыл рот и смог только протестующе замычать.
- Не-не-не, - замотал он головой. - Убери ее обратно. Давай.
Он почти сполз с кровати, запутавшись ногами в простыне, потянулся руками к коробке и раздраженно выдохнул, когда Дерек убрал ее себе за спину.
- Дерек! Я прошу тебя.
- Что там, Стайлз? - мягко спросил он, глядя ему в глаза. - Я не открою без твоего разрешения. Что там? Секс-игрушки? Порно-журналы?
- О, боже, - простонал Стайлз, заливаясь стыдливым румянцем. - Нет. Там просто...
Он поднял робкий взгляд на Дерека, по привычке ожидая напороться на скепсис, что всегда сквозил у Джексона в глазах, но с тоской понял, что видит только теплоту. Черт. Просто двести раз черт.
- Там мои рисунки, - выпалил Стайлз и сжал губы, настороженно втянув голову в плечи.
- Я посмотрю? - ожидаемо спросил Дерек, и Стайлз только кивнул в ответ.

Было жутко показывать кому-то то, чем он занимался в основном вечерами и в одиночестве. Жутко, страшно, дико, но почему-то в груди ныло от разрывающего его предвкушения. Стайлз прикрыл глаза. Он слышал, как Дерек тихонько приоткрыл крышку, скрипнув картонными краями, как шуршали в его руках листы, и выдохнул, успокаиваясь. Это же Дерек. Ну что он сделает? Высмеет? Нет, точно нет.
Стайлз не знал, откуда у него такая уверенность, она просто поселилась в нем с недавнего времени, свернулась теплым калачиком у его ног.
И он старался поддаваться ей.

- Итак, - робко начал Стайлз, когда Дерек перестал шуршать бумагой, и открыл глаза. - По шкале от "убрать обратно под кровать и никому не показывать" до "сжечь дотла и развеять пыль над океаном" насколько они ужасны?
- Думаю, они хороши, - ответил тот, сосредоточенно разглядывая карандашный рисунок.

Стайлз бросил на лист быстрый взгляд - Дерек держал в руках один из его последних рисунков, и Стайлз справедливо считал, что в последнее время его стиль рисования улучшился на столько, что наброски не вызывали рвотный рефлекс. И даже казались симпатичными. Если смотреть издалека. И прикрыть левый глаз. Можно еще потом и правый тоже.

- Думаешь? - Стайлз закусил губу. Дерек не был похож на человека, который соврал бы ради чужого удовлетворения.
- Да, - коротко кивнул он в ответ. А затем резко поднял на него взгляд. - Знаешь журнал "Дарак"?

URL
2014-10-17 в 12:14 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
***

- Это что, завтрак? - протянул Стайлз, потирая глаза. Он бросил взгляд на микроволновку, мигающую зеленым циферблатом, и присвистнул - время неумолимо подбиралось к четырем часам дня.

Первый раз они проснулись еще около десяти, а затем, приняв душ, пережив минет, дрочку и постыдные моменты художественного камин-аута, снова заснули около часа. Спать с Дереком в обнимку оказалось одной из самых охрененных вещей в жизни Стайлза. Потому что он не пинался, почти не ворочался, только один раз поменяв позу и перевернувшись на бок. Он держал ладонь на талии Стайлза, изредка соскальзывая ею к бедру, и сонно посапывал ему на ухо. И даже если бы он пустил слюни ему на лицо, это не омрачило бы того уюта, что Стайлз ощущал даже сквозь морок наступающей дремы.

Стайлз потянулся, почесал низ живота и с неудовольствием отметил, что Дерек стоит одетый в домашние джинсы. Сам он все еще щеголял голышом и совершенно не беспокоился по этому поводу, но присутствие одежды на чужом теле его не радовало.
Дерек повернулся к нему через плечо, окинул сытым взглядом и вернулся к готовке.

- Скорее, ужин, - хмыкнул он. Стайлз тут же подскочил к нему со спины и заглянул в сотейник - в нем приглушенно шипели овощи вперемешку с кусочками мяса.
- Ух ты, выглядит круто, - оценил Стайлз, сглатывая набежавшую слюну. - Если бы я не знал, какой ты говнюк, я бы решил, что ты идеален.
Дерек усмехнулся и выключил газ, повернувшись к нему лицом. Стайлз бегло глянул на его обнаженную грудь и потянулся за тарелками, стоящими колонной за дверцей шкафчика. Он даже не осознавал, насколько голоден, пока его нос не уловил потрясающие ароматы.
- Ты собираешься одеться? - спросил Дерек, когда Стайлз поставил две наполненные тарелки на стол. Тот нахмурился, оглядел себя, расставив руки в стороны, и пожал плечами.
- Нет, нафиг?
Дерек тоже осмотрел его с головы до ног, а затем вернулся взглядом к мягкому члену и выразительно поднял брови.
- Действительно.
- Тебя смущает мой член? - спросил Стайлз с уже набитым ртом. Дерек непонятно качнул головой и взялся за свою тарелку. Стайлз дожевал, запил выдохшейся газировкой, сморщился и ответил: - Чувак, ты сосал его несколько часов назад, вы почти лучшие друзья. Нельзя смущаться лучших друзей.
- Ты только что одушевил свой член? - невозмутимо уточнил Дерек.
- Вообще-то, я одушевил его еще в седьмом классе, - ответил Стайлз и задумчиво прищурился. - Или в шестом.
- И как ты его называешь? - улыбнулся Дерек, накалывая на вилку кусочки овощей. Стайлз фыркнул, сгреб остатки себе в рот и встал, закинув тарелку в мойку.
- Никак, - пожал он плечами, прислонившись к стойке. Дерек меланхолично прожевал последний кусочек мяса и подошел к нему вплотную. Поставил посуду в аккуратную стопочку, залил водой и только тогда посмотрел Стайлзу в лицо. Стайлз вскинул на него взгляд и чуть расставил ноги, чем Дерек незамедлительно воспользовался - вжался ширинкой прямо ему в пах. Стайлз охнул, когда джинса грубо отерлась о полувставший член, и толкнулся навстречу.
- Совсем? - уточнил Дерек, погладив его по щеке. Стайлз подался прикосновению и потерся носом о тыльную сторону ладони.
- Тупо называть свой член именем.
- А не-свой?
Стайлз приглушенно рассмеялся и поймал губами кончик мизинца.

Если бы они были волками, Дерек точно имел бы черную блестящую шерсть, непоколебимую терпимость в отношении раздражителей и такие же глубокие красивые глаза. А Стайлз был бы шебутным, юрким и доставучим. Он ползал бы перед ним брюхом кверху, бодался широким лбом и кусался за уши.
Стайлз улыбнулся, представив, как Дерек бы недовольно фырчал и качал тяжелой головой в ответ.

К нему вообще хотелось ластиться. Стайлза забавляло его мягкое раздражение. Оно только раззадоривало, веселило, и Стайлзу хотелось постоянно целоваться, улыбаться в чужие губы и ощущать тяжесть ладоней на коже. Желательно еще распирающий его внутри член, но это просто как довеском.

- Хочешь, чтобы я дал имя твоему члену? - захохотал Стайлз и задумался, когда Дерек заинтересованно склонил голову набок. - Мне нравится Мигель.
- Мигель? - переспросил Дерек, и это не было "прости, я правильно услышал?", скорее - "ты, блядь, серьезно или просто смеешься?". Стайлз воспроизвел в памяти толстый бархатный член в завитках черных волос и уверенно кивнул.
- Да! Он же вылитый мексиканец.
- Я не буду спрашивать, - помолчав, решил Дерек. Стайлз безразлично пожал плечами и приник ртом к его губам.

Поцелуй быстро перешел из мягкого в напирающий, и Стайлз застонал, когда чужой язык настойчиво скользнул ему в рот. Он закинул руки Дереку на шею, пощекотал кончиками пальцев загривок и спустился ладонями к лопаткам.
У него уже который день в голове набатом била необходимость сделать Дереку минет, и если он, черт возьми, не сделает это прямо сейчас, он просто умрет. Абсолютно точно.
Дерек укусил его за губу, мягко отстранил и принялся целовать шею, обвив теплыми пальцами член, и Стайлз на секунду забыл, что он хотел сделать.

- Так, стой, - с трудом выдавил он. Дерек поднял на него вопросительный взгляд, Стайлз на мгновение завороженно застыл, а затем решительно схватил его за плечи и перевернул их, толкая его к стойке. Дерек стукнулся поясницей, нахмурился, а Стайлз, не дав ему шанса вставить слова, быстро чмокнул его в грудь и сполз вниз.
- Соска, - со странной нежностью выдохнул Дерек, когда Стайлз присел перед ним на коленях.

Вся уверенность куда-то внезапно исчезла, но пах по-прежнему горел огнем, а в груди ныло от предвкушения. Стайлз ощущал себя птенцом на хлестком ветру - ты вроде знаешь, что делать, куда лететь, но такого в твоей жизни еще не было - тебе еще никогда не бил по хрупким крылышкам поток холодного воздуха.
И сейчас для Стайлза тем самым ветром была нежность. Простая, человеческая и неприкрытая нежность. И Стайлзу не надо было присматриваться, а Дереку - стараться ее показать, она итак сдавливала виски, сжимала пальцами сердце и стояла тесным комком в горле.

Стайлз сглотнул вязкую слюну и поднял на Дерека робкий взгляд. Тот смотрел внимательно в его лицо и не торопил.
- Я, - Стайлз осекся, кивнул сам себе и полез нетерпеливо расстегивать чужой ремень. Дерек не шевелился, стоял, скрестив руки на груди, и следил за его телодвижениями. Стайлз почти не удивился, когда обнаружил за ширинкой джинс полное отсутствие белья.
- Тебя что, смущает мой член? - передразнил его Дерек. - Ты же дал ему имя, вы лучшие друзья.
- Ладно, я понял, понял, - вздохнул Стайлз и обхватил ладонью основание, бережно сжав. - Ладно, Мигель, я твой друг, иди в мои объятия.
Дерек сверху отчетливо усмехнулся, но улыбка быстро сползла с его лица, когда Стайлз почти невесомо коснулся губами головки. На кончике влажно блестела белесая капелька, член крепко стоял, перевитый проступающими венками, и Стайлз, не удержавшись, повел губами вниз. Дерек вдруг резко втянул в себя воздух и сжал пальцы на стойке, а Стайлз приободрился.
- Нормально? - негромко спросил он, касаясь губами чувствительной кожи.
- Пока не очень понял, - признался Дерек и легонько дернул бедрами, намекая на продолжение. Стайлз задумчиво помял мошонку, проследив пальцем шовчик, и накрыл ртом бордовую головку.

Это не было его первым опытом оральных ласк. В конце концов, когда-то, до того, как Джексон превратился в нюню, они баловались в университетском туалете, прогуливая пары. И в его жизни были даже постыдные и унизительные моменты, во время которых его возили лицом по ширинке, словно нашкодившего котенка, и он, блядь, тащился от этого. Тащился от чувства тяжести члена на языке и терся о чужую ногу в поисках разрядки, потому что прикасаться к себе не разрешали.
И возможно Стайлз постарел, потому что, несмотря на по-прежнему жгущую изнутри тягу к грязному бесстыдному отсосу, он плавился словно мягкий пластилин от того уюта, что излучал Дерек. Ну, или дело в самом Дереке. В любом случае, это просто бля-я-ядь. Во что же он вляпался?

Дерек сверху издавал какие-то совершенно потрясающие звуки - что-то среднее между тяжелыми выдохами и волчьим поскуливанием - и Стайлз внезапно для себя осознал, что насадился ртом уже почти до середины.
Член растягивал губы, ощущался приятной тягой на языке и почти безвкусным. Разве что немного отдавало горчинкой и солью. Стайлз лизнул еще раз в попытке распознать вкус и замер, когда член уперся ему в щеку. Блядь.
Они с Джексоном сосали друг у друга при разных обстоятельствах, но никогда ему в щеку еще не упирался горячий твердый ствол.
Возбуждение прошило таким сильным разрядом, что отдало в ноющих коленях.

Дерек, не говоря ни слова, протянул руку к его лицу и почти благоговейно погладил натянутую на члене щеку. Стайлз думал, что покраснеть еще больше - невозможно. Как выяснилось, он ошибся. Жар от щек пошел по ушам, сполз к груди, и Стайлз знал, что сейчас вся верхняя часть его тела покрыта некрасивыми лихорадочными пятнами румянца.

URL
2014-10-17 в 12:15 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
- Фто ты делаеф? - невнятно пробубнил Стайлз, все еще удерживая член за щекой. Дерек резко выдохнул и сжал края стойки до побелевших костяшек.
- Аккуратнее, - попросил он сипло. - Зубы, Стайлз.
- Фрости, - Стайлз замолчал, поймав раздраженный взгляд, и языком вернул головку из-за щеки в рот. Расслабил горло и легко положил ладони на бедра Дерека, чуть сжав пальцы на выступающих косточках.
- Ты собираешься?.. - начал тот и удивленно распахнул глаза. Стайлз улыбнулся - лишь глазами, и Дерек, положив одну руку ему на макушку и схватив за спутанные пряди, уверенно толкнулся вперед. Стайлз замер, борясь с рвотным рефлексом, вцепился в его бедра, сморгнул мгновенно выступившую влагу с глаз и кивнул, вновь расслабляясь. Дерек погладил его по затылку, чуть оттянул за волосы назад и принялся безостановочно ритмично вбиваться в теплую полость рта.
Стайлз перестал цепляться за него словно утопающий, но необходимость во что-то воткнуть ногти все еще была сильна, и Дерек, кажется, не возражал, так что...
Стайлз оцарапал ему бедра и сладко зажмурился, испытывая в этот момент абсолютно грязное, но оправданное наслаждение.

Дерек скулил, совсем тихо, и если не прислушиваться, вряд ли вообще можно заметить, но Стайлз жадно впитывал каждый звук: влажный чпок его собственных губ, пошлые звонкие шлепки чужих яиц о подбородок и то, что произносил Дерек. Потрясающе, мимолетно подумал Стайлз, но Дерек вдруг весь сжался, замер в полудвижении, и глаза у него закатились почти неестественно.
Он успел что-то коротко простонать, когда соленая вязкая струя ударила Стайлзу в горло, и он закашлялся, выпустил член изо рта, по-прежнему держа его в ладони. Оставшиеся капли забрызгали его губы и щеки.
Чтож, дрочить Стайлзу не пришлось.
***

- Джексон возвращается завтра, - проронил Стайлз, рассматривая свое отражение. Синяки побледнели, те, что совсем недавно пугали своей чернотой, потускнели и теперь сливались с кожей. Новые, что Дерек наставил вчера и сегодня утром, только начинали темнеть. Стайлз проследил их пальцами, радуясь тому, насколько низко они расположены, и поправил ворот футболки. Идеально - будто бы ничего и не было.
- Да, я в курсе, - рассеянно отозвался Дерек.

Стайлз глянул на его отражение и в очередной раз не сдержал лезущей на губы улыбки. Дерек сидел в его постели, такой трогательно неодетый, слегла встрепанный и не расчесанный, и сосредоточенно смотрел на экран ноутбука. Голубоватый свет отражался в стеклах его очков. Стайлз задумчиво разглядывал его несколько секунд, жуя губу, а потом запрыгнул к нему на кровать. Дерек даже не шевельнулся.

- Эй, бука, - позвал Стайлз, трогая его за выглядывающую из-под одеяла коленку. - Я думал, ты приехал сюда отдохнуть.
Дерек дернул ногой и, нахмурившись, повернулся к нему лицом.
- Да, - ответил он. Снял очки, растер ладонями лицо и замер, надавив основаниями ладоней на глаза. - Лора попросила помочь со статьей. Парень, который меня заменял, приболел.
Стайлз понимающе покивал, а потом его ударило внезапной обидной мыслью, что он совершенно не в курсе ни кто такая Лора, ни что за статьи, ни кем собственно работает Дерек. Хотя, минуточку...
- Статьи для журнала, да? - спросил он, ощущая поднимающееся волнение. - Ты и есть тот человек, который может договориться с владельцем?
Дерек выдохнул, отнял руки от лица и кивнул.
- Вроде того, - ответил он. - Лора как раз собиралась ввести колонку об искусстве. И ей понравились твои рисунки.
- Ты... - сбился Стайлз с мысли. Он моргнул, судорожно соображая, и поднял взгляд на Дерека. Тот едва заметно улыбался. - Их, что, уже видели? Я же еще даже не дал согласие, чувак!
- Стайлз, - терпеливо произнес он. - Выпуски выходят каждую неделю. Конвейер с печатью запускают уже завтра. Твои рисунки не просто "видели", их уже оформили в подобающем виде.
- Но, Дерек...
- Ты можешь выразить свою благодарность минетом.
- Понравилось? - хитро спросил Стайлз, тут же обжегшись изнутри сладкой волной похоти, и подался вперед. Дерек склонился навстречу и поцеловал его в улыбающиеся губы.
- Ну так, на троечку, - спокойно произнес он и тихо рассмеялся, когда Стайлз ударил его в плечо.
- Ублюдок, - покачал тот головой. - А кто такая Лора?
- Моя сестра и непосредственный начальник.
- О, - выдавил Стайлз и нахмурился. - Джексон не рассказывал мне. На самом деле, он и о тебе-то мне не рассказывал. Я узнал, что у него есть брат за день до твоего приезда.
Дерек усмехнулся, покачал головой и снова надел очки, уставившись в экран.
- Я не удивлен, - ответил он наконец. - Мы никогда не вели себя как настоящие братья. Не думаю, что он воспринимает меня в этой роли.
- Это... не круто, - сказал Стайлз, поерзал на месте и в итоге улегся на живот, уютно уложив подбородок на чужое бедро. Дерек каким-то смазанным механическим движением погладил его по волосам.
- Все в порядке, - отмахнулся он. - У меня есть сестры, которые в трижды хуже Джексона каждая по отдельности, так что я смогу прожить свой остаток жизни без его в ней присутствия.
- Сестры? - переспросил Стайлз, рисуя пальцами узоры на его оголенном бедре. - Сколько их у тебя?
- Две, - Дерек приподнял уголки губ. - Старшая и младшая. По отдельности они вполне терпимы, а когда объединяются - я вижу вокруг адское пламя.

Стайлз захохотал, словил хмурый взгляд и притих.
Интересно, а Дерек сам замечал, как меняется его тон, когда он говорит о семье? Словно о самом большом сокровище жизни, и Стайлз знал, что он совсем плох, но его все равно царапала изнутри иррациональная ревность. Он проглотил неясную обиду и подполз ближе, зарываясь лицом ему в живот. Высказывать что-то было глупо - будто он имел на это хоть какое-то право.

- Так значит, ты редактор? - спросил он, обдав дыханием кожу живота. Дерек дрогнул, будто от щекотки, опустил одну руку ему на голову и принялся теребить пряди. На Стайлза это всегда действовало как сильнейшее снотворное. Он чувствовал себя большим котом и разве что действительно не урчал от удовольствия.
- Не совсем, - бросил в ответ Дерек. - Я пишу статьи, да. Но, прежде всего, это мои собственные наблюдения.
Стайлз приподнял голову, теперь упираясь взглядом в колючий подбородок.
- Только не говори мне, что ты ведешь ту супер-розовую колонку о том, как правильно безболезненно кинуть парня? - быстро выпалил он. Дерек моргнул, нахмурился и вдруг усмехнулся, покачав головой.
- Нет, ее ведет Эрика. У нее много опыта в этих делах, - ответил Дерек и задумчиво прищурился. - Ты что, читаешь эту колонку?
Стайлз уже открыл было рот, чтобы возразить, но внезапно для себя залился румянцем и вновь отвернулся, прикусив щеку.
- Если хочешь с ним расстаться, советы Эрики тебе не помогут, - покачал головой Дерек, и его пальцы в волосах Стайлза на мгновение сжались сильнее. - Если ты читал хоть один из них, ты это уже понял.

URL
2014-10-17 в 12:17 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
Стайлз покусал губу, наклонил голову, и ладонь Дерека соскользнула ему на лицо. Он потерся о нее носом, ластясь, и быстро чмокнул в основание.
- Эрика - это твоя вторая сестра? - спросил он, отчаянно желая сменить тему разговора. Дерек осторожно отнял руку и положил ему на грудь, большим пальцем огладив выступающую ключицу.
- Если бы и Эрика была моей сестрой, думаю, я повесился бы еще в пятнадцать, когда мои первые подростковые прыщи стали бы главным объектом обсуждения.
Стайлз хрюкнул от смеха.
- У тебя были прыщи? - спросил он, обвиняюще ткнув пальцем в гладкую чистую кожу. - Фу, Дерек. Вот я был идеальным парнем, у меня была идеальная кожа. Ну, она и сейчас ничего. Да и я - тоже.
Дерек окинул его скептическим взглядом.
- Раз ты был идеальным, почему Джексон? Он-то идеальным не был точно.
Стайлз пожал плечами.
- Я был девственником, чувак. До второго курса колледжа. Да, я был идеален, - он усмехнулся, - но клеймо нетронутой фиалки меня смущало с каждым месяцем все больше. А потом как-то дружок Джексона шепнул мне, что тот стал рассеянным на тренировках. И когда я спросил, причем здесь я, он сказал, что у Уиттмора на меня стоит. Представляешь? Без каких-либо формальностей. Тебе кто-нибудь вот так говорил напрямую, что у него на тебя стоит?
- Нет, - подумав, ответил Дерек, - в меня кидались мокрыми трусиками, когда я выигрывал матчи. То есть, постоянно.
- И с самооценкой, я погляжу, у кого-то нет проблем, - медленно произнес Стайлз. Дерек дернул уголком губ.
- Мои прыщи сошли быстро, - сказал он, кивнув. - А вот твоя девственность затянулась.
Стайлз возмущенно ткнул его в живот и засопел обиженно, когда Дерек даже не дрогнул.
- Не всем дано прекрасное от природы тело греческого бога.
- Если хочешь знать, мое тело стало "прекрасным от природы" только к двадцати, когда я от скуки начал качаться. До этого я был мелким, худым и с дурацким прикусом, - утомленно проговорил Дерек. Стайлз скосил взгляд на его пресс, мощные плечи и недоверчиво прищурился.
- Допустим, твой дурацкий прикус никуда не делся, - начал он, провел пальцем по чужим губам и приглушенно вскрикнул, когда Дерек шутливо лязгнул зубами. - Дурак. А по поводу худобы ты мне пиздишь. Я тебе не верю.
Дерек пожал плечами.
- Как знаешь. Но я все равно лишился девственности раньше тебя.
- Как ты меня сейчас бесишь, - покачал головой Стайлз. - Наверное, девчонки липли к тебе только из-за члена. Потому что других причин я не вижу. Не из-за твоего чуткого характера уж точно.
Дерек молча покорно покивал, спихнул с себя Стайлза, пододвинул ноутбук ближе и принялся печатать, ожесточенно отбивая буквы на клавиатуре. Лицо оставалось спокойным, ничего не выражающим, но плотно сжатые губы выдавали его с потрохами.
- Эй, - опасливо позвал Стайлз, робко касаясь пальцами его коленки. - Ну ты чего? Это была шутка, чувак.
- Видимо, чувство юмора у меня также на нуле, как и моя чуткость, - ответил Дерек, и Стайлз досадливо поморщился.
- Ты обиделся? - негромко пробормотал он. Дерек даже бровью не повел. - Ну я же вижу, что да. Брось, кто знал, что ты такой ранимый. Неделю с лишним назад мы говорили друг другу вещи похуже, и ты...
- Неделю с лишним назад ты мне не нравился! - не выдержал Дерек и тут же замолк, кажется, потрясенный не меньше, чем Стайлз.
Тот хотел переспросить, потому что не был уверен в совершенстве своего слуха, но вовремя прикрыл рот. Дерек выглядел уязвлено и все еще обиженно, и Стайлз до боли прикусил щеку, перебарывая в себе желание спрятать его от всего мира в своих объятиях.
- Мне нужно работать, - ломко произнес Дерек спустя минуту неуютной тишины. Стайлз понимающе кивнул и сполз с постели. Дошел до двери, мысленно обругал себя за то, насколько сильно хотелось обернуться, и вышел.
Если он правильно понял, брошенная Дереком фраза должна означать что-то вроде "ты нравишься мне сейчас".
Стайлз выдохнул и зажмурился на мгновение, сжав руки в кулаки. Блядь.
Блядь!
Возможно, все было бы не так плохо, если совсем недавно он не сделал бы тот же вывод и для себя.
***

Стайлз лениво толкнул пальцами яблоко, то не спеша покатилось к краю стола и упало в вовремя подставленную ладошку Лидии. Стайлз виновато потупил взгляд, словил яблоко обратно и откусил от румяного бочка.
- Я не вижу проблемы, - упрямо сказала Лидия и поправила съезжающую бандану. Стайлз автоматически проследил за движением пальцем и залип на всклоченных выбивающихся из неаккуратной кички волосах. - Я думаю, нам нужно расслабиться.
Стайлз моргнул, мгновенно перестав жевать, и посмотрел Лидии в глаза. Та едва заметно приподняла уголки губ в ответ, и, черт возьми, он знал этот взгляд!
- Нет, Лидия, опомнись, - попросил Стайлз, покачав головой. - Последний раз, когда ты заставила меня пить, закончился для меня наихудшим образом. Я даже не буду об этом думать, ясно?
- Если бы тогда не перетрусил, ты бы лишился девственности гораздо раньше, чем в девятнадцать, - невинно напомнила Лидия и, проигнорировав попытки Стайлза что-то сказать, открыла дверцу верхнего шкафчика.

Стайлз проследил за тем, как она достает бутылку виски, едва сдержал стон, когда она потянулась за текилой, и обреченно уткнулся в собственные ладони, когда Лидия поставила на стол бутылку рома. Ну, все. Можно не надеяться на хороший исход.

В прошлый раз Лидия, ведомая пьяным нытьем Стайлза о том, как же за падло ему быть девственником на семнадцатом году жизни, вызвонила своих знакомых и даже сумела найти ему подходящего, по ее мнению, кандидата. Нашла, попросила приехать в клуб и наобещала бедному парню какого-то запредельно-невероятного красавчика. Где его взять, чтобы вручить неизвестному Денни, Стайлз не знал и начал судорожно соображать только тогда, когда Лидия хлопнула в ладоши со словами "ну чтож, начнем".

"Господибоже, почему я с ней дружу", думал Стайлз, когда удивительно серьезная для пьяно покачивающегося человека Лидия колдовала с его внешним видом. С прической особо ничего не получилось, потому что в шестнадцать Стайлз гордился своим коротким ежиком, зато одежду она подобрала такую, что девушки с Улицы Красных Фонарей абсолютно точно бы позавидовали ему.
Стайлз не вышел бы из дома в таком виде ни за какие коврижки, но довольная собой Лидия вручила ему кожаную куртку, забытую ее тогдашним бойфрендом, и почти собственноручно впихнула его в такси. Стайлз тогда ощущал себя покорной тряпичной куклой.

Когда он доехал, у него либо пропал пьяный азарт, либо страх получить по шее вдали от Лидии как-то сник, либо он просто перетрухнул, почувствовав на себе множество заинтересованных взглядов. В любом случае, спустя минут, когда какой-то большой парень попытался затащить его в приватную комнатку на втором этаже, Стайлз вылетел из помещения как пуля. И даже нашел в себе силы вернуться к Лидии.
На следующий день Лидия не извинялась. А Стайлз в ответ невербально поклялся не разбалтывать о пьянке в школе. Простая челядь не достойна была знать о слабостях их королевы.

- С чего начнем? - спросила Лидия. Стайлз неохотно поднял взгляд, осмотрел батарею бутылок и указал пальцем на ром, смирившись с тем, что решения этого человека он не оспаривает.

URL
2014-10-17 в 12:18 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
***

- Он меня целует, а я его спрашиваю: "Где твои руки", - Лидия усмехнулась, покачала в бокале виски и, влив в себя остаток, продолжила: - Он, представляешь, замирает на полудвижении, и говорит: "На твоей талии. А что-то не так?".

Стайлз, сам не зная отчего, захрюкал от смеха. У Лидии была забавная мимика, и она любила смешно надувать губы, когда что-то рассказывала. Прибавить к этому литр выпитого Бакарди и початую бутылку старого доброго Джека на двоих, и любой рассказ из ряда "ты должен поддержать меня и сказать, что он придурок" превращается в очень и очень смешной анекдот.

- Подожди, - запротестовала Лидия, едва сдерживая собственный смех. Стайлз послушно замолчал, уставившись на нее мутным взглядом. Почему-то хотелось танцевать. - Еще не смешно, ясно? И я ему, значит, говорю: "Конечно, не так. Я тебе что, монашка?", и опускаю его руки себе на задницу. Мне кажется, он бы кончил почти сразу, если бы его не коробила собственная гордость. У него так лицо перекосилось.

Стайлз физически чувствовал, как у него краснеет лицо от сдерживаемого смеха, и только когда Лидия сама залилась звонким хохотом, он перестал кусать губы и захохотал вместе с ней, откинув голову назад.
В голове впервые царила пустота, приятная легкость во всем теле заставляла смеяться громче, и Стайлз был уверен, что еще немного времени, и он начнет танцевать без музыки.

- Пойдем потанцуем? - пьяно булькнул Стайлз, вопросительно склонив голову.
- Я пас, - ответила Лидия и вскинула на него хитрый взгляд. В мозгу заскрежетали шестеренки, Стайлз прищурился, пытаясь вспомнить, где он уже это слышал. Школьный бал, чудесная Лидия с чудесной прической и в чудесном платье и он сам, упрашивающий ее с ним потанцевать. Верно.
- Жаль, - нарочито расстроенно пробормотал он. Лидия смотрела на него выжидающе еще несколько долгих секунд, а затем отвернулась за бутылкой. - Хотя, знаешь, что я думаю? Ты - самая прекрасная девушка, которую я когда-либо встречал. Я думаю, ты очень умная, и когда-нибудь ты получишь свою Нобелевскую премию по математике за какую-нибудь открытую тобой теорему. А сейчас я очень хочу, чтобы ты подняла свою прекрасную маленькую задницу и потанцевала со мной.
Лидия, повернувшись, смотрела на него внимательно и молчала, редко тяжело моргая.
- Есть вероятность, что я все напутал, прошло уже столько лет, и...
- Филдсовскую, - тихо произнесла она и, поднявшись со стула, подала маленькую ладошку. Стайлз с готовностью взял ее в свою и улыбнулся.
- Что?
- По математике дают Филдсовскую премию.

Лидия закинула руки ему на плечи, дождалась, когда Стайлз обнимет ее за талию, и неловко переступила с ноги на ногу. Тот двинулся в ответ, и все это постепенно превратилось в дурацкий, почти ленивый медленный танец.
Тишина не давила, наоборот - уютно грела изнутри, и Стайлз, поддавшись порыву, ласково поцеловал Лидию в висок. Та расслабилась окончательно и доверительно прижалась всем телом.

- Лидс, - позвал Стайлз спустя какое-то время. - Знаешь, я, кажется, влюбился.
- Снова в меня, Стилински? - лениво усмехнулась та.
- Точно. Снова на те же грабли.
- Неудачник. Хотя я не против. Давай уедем?
- В Мексику. Возьмем фамилию "Калаверас".
- Я буду Ариэль. Скрываться, так скрываться.
- Тогда я... Как насчет Риккардо?
Лидия тихонько прыснула от смеха и устало уткнулась лицом Стайлзу в плечо. Тот погладил ее по волосам, поправил вновь сползшую бандану и зарылся носом ей в макушку.
- Мне нравится, - наконец ответила Лидия.
- Круто.
- Ага. Откроем свой клуб. Будем организовывать качественные тусовки.
- А еще - синтезировать метамфетамин в подвале и толкать туристам и торчкам.
- И продавать на черном рынке. Спрос большой.
- А если достанет полиция...
- ...будем кричать "живыми не сдадимся".
- И уедем в Россию.
- Хороший план.
- Надо было записать.
- Да к черту.

Стайлз согласно хмыкнул в ответ и прикрыл глаза. Лидия тепло дышала ему в ключицы, от ее волос свежо пахло лимонами, и он почувствовал, как дрема застилает его сознание. Стайлз уже готов был лечь прямо на полу, благородно отдав свой живот в качестве подушки для Лидии, когда та заговорила:
- А если честно, в кого ты влюбился?
Стайлз досадливо прикусил язык, но сил не хватало даже на то, чтобы толком себя обругать.
- Его зовут Дерек, и он брат моего парня.
Лидия вздохнула, промолчав, и Стайлз был благодарен ей за то, что она не пытается его чему-то учить.
- Если мы говорим на чистоту, - вдруг хрипло произнесла она. - Я тоже хочу кое в чем признаться.
Стайлз повернулся к ней, склонил голову, пытаясь заглянуть в глаза, но Лидия упорно вжималась в его шею, будто нарочно отказываясь поднимать взгляд.
- Я люблю Джексона.
Стайлз кивнул, сделав себе заметку подумать об этом на трезвую голову.
- Если бы мой язык мог двигаться немного проворнее, я бы обязательно рассказал тебе все с самого начала.
- И я.
- Тогда как-нибудь потом.
- Стайлз?
- М?
- Все хорошо?
- Наверное.
- И то, что мы танцуем без музыки уже довольно долго?
- Конечно, Лидс.
- Ладно.
Они танцевали еще какое-то время, неловко топчась на месте, пока Лидия не начала оседать в его руках. Стайлз подхватил ее под коленками, перенес на диван, укрыв пледом, и собирался присесть рядом лишь на минутку, чтобы потом уйти домой, когда его вырубило в мгновение, словно по нажатию кнопки "выкл".

URL
2014-10-17 в 12:19 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
***

Стайлзу хотелось умереть. Очень сильно хотелось. Очень сильно умереть. Прямо вот, чтобы насмерть.
Кажется, говорят, что нельзя ложиться спать пьяным, потому что утром будет хуже.
Чтож, Стайлзу не нужно было ждать утра, чтобы прочувствовать весь смысл слова "хуже". Он проснулся через несколько часов после того, как уснул в самой неудобной позе, которое могло придумать человечество, от того, что выпитое подкатывало к горлу.
И в тот момент, когда Стайлз выблевывал дорогой алкоголь вперемешку со своими органами, он мечтал лишь об одном - случайно стукнуться виском об угол туалетной тумбы и сдохнуть.

Его все еще пошатывало, когда он поднялся на ноги, голова изнутри громко пульсировала. Стайлз честно, по всем статьям, ненавидел алкоголь.
Лидия в гостиной все еще спала, сладко посапывая в сложенные ладошки. Бандана все-таки сползла на лоб, волосы окончательно растрепались, тушь осыпалась с ресниц на щеки. Стайлз поправил ей сбившийся плед, убрал прядки с лица и, поцеловав ее в скулу, тихонько вышел.
Улица встретила его тишиной и сумеречной темнотой. Прохожих не было, где-то вдалеке светили фарами проезжающие машины, в траве приглушенно пели сверчки. Стайлз вдохнул тяжелый холодный воздух и зашагал прочь, чувствуя, как заплетаются ноги.
Он почти на автомате добрался до дома, по пути лишь пару раз запнувшись о ровные места, и он мог собой гордиться, потому что это был неплохой результат. Учитывая, что в прошлый он упал несколько раз и вернул Лидии штаны с дополнительной вентиляцией на коленках.

Стайлз тихонько просочился за дверь, стянул кеды и попытался также бесшумно пройти в ванную, когда висок прострелило внезапной болью. Он приглушенно застонал сквозь зубы и осел на пол. В голове будто разрывались тысячи маленьких гранат.

Лидс. Знаешь, я, кажется, влюбился.

Стайлз прислонил горящую щеку к прохладному металлу двери и прикусил губу от отчаяния.

Снова в меня, Стилински?

Его зовут Дерек, и он брат моего парня.


Стайлз утомленно прикрыл глаза и задышал чаще. Тело дрожало, горло сжимало спазмами, а единственное, чего он хотел - дойти до кровати и свернуться уютным комочком под горячим боком Дерека. Тот прижмет его к себе широкой ладонью, лениво поцелует в губы, а Стайлз просунет свои замерзшие ступни ему меж бедер и будет тихо злорадствовать, пока Дереку придется молча пережидать расползающийся по телу холод.
Стайлз еще минуту посидел, гоняя эту мысль по пустой голове, а затем кое-как встал на ноги и поднялся на второй этаж. В спальне постель так и осталась не заправленной, одеяло сбилось у подножья, ноутбук, за которым Дерек работал с утра, погас, но остался стоять открытым на кровати. Очки валялись неподалеку. Стайлз флегматично оценил беспорядок и, развернувшись, вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь.
***

Стайлз сплюнул набежавшую в рот воду и опустил голову, подставляя уставшую шею и плечи под хлесткие струи.
Дерека долго искать не пришлось. Нашелся он за следующей же дверью прямо по коридору, пьяный и спящий, неловко развалившийся поверх не расправленной кровати. В комнате витал запах алкоголя и пресного застоявшегося воздуха, а Дерек все равно не вызывал ни капли отвращения. Стайлзу, вопреки здравому смыслу, захотелось привалиться к нему и уснуть.
Но здравый смысл все-таки победил, и он ушел в душ, оставив Дерека пьяно похрапывать в подушку. Только приоткрыл окно, впустив свежий прохладный ветер в комнату.
Думать о том, что творилось в его обычно чистом доме, совершенно не хотелось. О том, что делать с Дереком, тоже. О том, что Джексон должен вот-вот появиться на пороге, и подавно.
У него в запасе был день, и за этот день Стайлзу предстояло сделать столько всего и потратить столько нервов, что Наполеону не снилось в самом страшном сне.

Он крепче сжал пальцы на скользком влажном кафеле, пережидая крошечную паническую атаку, и поднял лицо. Закрутил оба крана, вылез из душевой, наспех вытерся полотенцем и обернул его у себя на бедрах, повязав слабым узлом.

- К черту похмелье, Стилински, - прохрипел он, нетвердым шагом направляясь в спальню. - В бою нет время для боли.
Оказывается, убираться, когда в голове колокола наяривают вечерний звон, не самая лучшая идея, которая посещала голову Стайлза. Во всяком случае, большого беспорядка не было, лишь скомканные пропахшие спермой простыни, отправившиеся в стиральную машинку, да разные бумажки, запинанные под кровать в приступе лени. Уборка заняла от силы минут двадцать, и когда Стайлз вернулся в комнату, где все еще дрых Дерек, помещение отчетливо напоминало медвытрезвитель. Неприкрытая кожа тут же покрылась мурашками, Стайлз дрогнул от холода и быстро захлопнул окно.
Он бегло осмотрел комнату на наличие каких-либо улик и вспомнил, что здесь Дерек жил лишь первые пару дней, а затем как-то незаметно для них обоих перебрался в спальню. К Стайлзу.
Он потоптался на месте с минуту, решая, что делать с Дереком, и, покачнувшись на пятках, подошел, присев на краешек кровати.

- Дерек, - позвал Стайлз, касаясь замерзшими пальцами его плеча. - Давай, чувак, очнись.
Тот слабо дернул плечом в ответ и, коротко что-то простонав, вновь отключился. Стайлз раздраженно выдохнул и потряс его сильнее.
- Да чтоб тебя, - рассердился он, когда Дерек не проснулся и после десятка попыток. Стайлз ломался секунд пять, после чего перевернул его на спину и влепил со всей силы пощечину. Дерек дернулся и вяло приоткрыл глаза. - Ну наконец-то! Чувак, разденься и ляг нормально.
- Угу, - бормотнул тот, сонно причмокнул губами и вдруг потянулся руками к Стайлзу. - Детка, иди ко мне.
Стайлз отпрянул, избегая прикосновений, и неловко зацепился полотенцем за край прикроватной тумбочки. Узел развязался, полотенце скатилось вниз по ногам, а на первом этаже что-то громко хлопнуло. Стайлз застыл, прислушиваясь, и с ужасом понял, что это хлопнула входная дверь.
- О господи, - испуганно прошептал он и нагнулся за полотенцем, когда его со спины вдруг обвили чьи-то сильные руки. Дерек жарко выдохнул ему в поясницу, сжал хватку сильнее и повалился вместе с ним на кровать. - Нет-нет-нет, стой, Дерек, остановись.
Стайлз отчаянно забился в его руках, пытаясь освободиться, но добился лишь того, что оказался прижатым к постели тяжелым телом. Ну, блядь. Джексон внизу приглушенно звал хотя бы кого-нибудь, а Стайлз молился всем богам, чтобы дверь в эту комнату вдруг оказалась закрытой на замок. Дерек слепо тыкался носом ему в ключицы и что-то тихо бормотал, водя ладонями по его бедрам.
- Детка, - выдохнул он и вдруг чмокнул в линию челюсти.
- Дерек, пожалуйста, - захныкал от бессилия Стайлз и беспомощно ударил его в грудь. - Черт возьми, отцепись. Там Джексон, ты понимаешь? Он приехал!
- К черту его, - пьяно выдал Дерек. - Я хочу тебя поцеловать.
Стайлз вскинул на него взгляд, открыл рот, чтобы возразить, но тот уже припал к его губам своими. Стайлз ударил его по плечу, замычал в поцелуй, но Дерек скользнул в рот языком, и он на секунду забыл о том, зачем вообще нужно сопротивляться. Дверь натужно скрипнула, и Стайлз успел пустить ленивую мысль себе в голову, что поздно предпринимать попытки спасения. В любом случае, он влип еще в тот момент, когда пошел в туалет за незнакомым парнем.

URL
2014-10-17 в 12:19 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
- Стайлз? - ломко позвал Джексон спустя несколько безумно длинных секунд. Дерек застыл, поднял голову и совершенно бездумно улыбнулся, прижимаясь грудью к обнаженной груди Стайлза. Тот сглотнул и свесился с края кровати. Перевернутый Джексон выглядел ошарашенным и злым. Черт возьми. - Что за хуйня!
Стайлз толкнул Дерека в грудь, взбрыкнул, отбиваясь от него ногами, и, когда тот откатился в бок и вновь расслабленно прикрыл глаза, встал.
Он еще никогда так не бесился из-за хорошей потенции. Тело, приученное к поцелуям и прикосновениям Дерека, среагировало быстро - полувозбужденный член тяжело свисал между ног. Стайлз словил на своем паху больной взгляд Джексона и неловко прикрылся руками. Сказать было, если честно, нечего.

- Серьезно? - Джексон еще какое-то время смотрел на него, а затем перевел взгляд на Дерека. - Блядь, с ним? Стайлз! Что я сделал не так?
- Что ты сделал не так? - вкрадчиво переспросил Стайлз, медленно закипая. - Ничего! Ты... ты ничего не делаешь, Джексон! Давай просто на чистоту? У нас нет отношений. Мы же даже трахаемся так, словно это долбанная нужда, окей? Типа, эй, время идти на толчок, потом мы трахнемся, и в семь ужин с моим отцом.
- Стайлз, - перебил его Джексон, и его лицо становилось все более злым и растерянным. - Что ты?..
- Нет, Джексон, - твердо сказал Стайлз, отвернулся, быстро накинул аккуратно сложенный на кресле халат и заговорил. - Давай оставим это, хорошо? Я виноват перед тобой, и я не жду прощения, просто... Пойми меня, ладно?
- Что я должен понять? - выплюнул Джексон. - Что у него хуй толще и тебе прикольнее на нем прыгать?
Стайлз застыл в полудвижении, больно уколотый куда-то глубоко внутрь. В опасной близости к сердцу.
- Ясно, - помолчав, улыбнулся он, повернулся к Джексону лицом, но так и не решился поднять на него взгляд.
- А мне не ясно, блядь, - заорал тот и со всей дури врезал кулаком по косяку. Стайлз вздрогнул, в комнате резко запахло металлом.
Они молчали какое-то время, пока Стайлз неловко переминался с ноги на ногу, а Джексон задумчиво рассматривал разбитые костяшки, двигая желваками.
- И что, - спокойно начал тот. Его голос едва заметно дрожал, - это все?
Стайлз до боли укусил себя за щеку, уговаривая не поддаваться - одна секунда промедления, йота сомнения, и он вновь останется с тем, с чем и был. А хотелось рискнуть.
- Да, - кивнул он и, выдохнув, посмотрел на Джексона. - Прости.
Тот отзеркалил кивок, потер пальцами переносицу и устало прислонился плечом к косяку.
- Херня какая-то.
- Ага.
- Уйдешь к нему? - спросил Джексон, дернув подбородком в сторону Дерека. Стайлз машинально проследил за движением и застыл, любуясь сонной умиротворенностью на его лице.
- А ему это нужно? - усмехнулся он в ответ и сдержал по-детски обиженный всхлип. Джексон резко выдохнул, сжал кулак, и на пол капнула первая маленькая капелька крови. - Дай посмотреть?
- Не надо, - буркнул Джексон и отвернулся. Стайлз неуверенно помялся на месте, а затем подошел и аккуратно зафиксировал пальцами его запястье. Джексон дернулся, запротестовал и вырвал руку из хватки. Стайлз не успел отдернуть пальцы и случайно проехался ими прямо по разбитым влажным от крови ранкам.
- Черт!
Джексон зашипел, затряс кистью и вскинул на него злобный взгляд.
- Блядь, Стайлз, просто не трогай меня сейчас, ясно? Я... Я сейчас так чертовски зол! Этот гондон перетрахал всех моих друзей! Увел у меня каждого, с кем я встречался. Я же знал, что не надо вас знакомить, блядь! Но я, - Джексон осекся, отвернулся, пряча взгляд, - доверял тебе...
- Так, ну хватит! - перебил его Стайлз. В конце концов, его чувство вины итак превысило допустимый лимит. Джексон замолчал, сжал челюсти и, развернувшись, вышел. Стайлз постоял еще минуту, покачиваясь на волнах жалости к самому себе, и вышел следом, завернув в спальню.

Много времени не потребовалось. Стайлз не обладал большой коллекцией модной одежды, ему хватило и рюкзака, чтобы запихать туда неаккуратным комом белье, несколько футболок, пару штанов и теплую байку, подаренную отцом на Рождество. Остальное он заберет позже. Может даже, если струсит ехать сам, попросит Лидию или Скотта.
Отдельного небольшого кармана как раз хватило для папки с листами и коробочки с карандашами различной масти. Стайлз наспех оделся, взъерошил непослушные влажные волосы и прихватив телефон, бумажник и собранные вещи, спустился вниз.

Джексон на кухне беспокойно мешал чай, громко звеня ложечкой о края чашки. Стайлз бросил на него быстрый взгляд, прошествовал в коридор и совсем не удивился, когда он выскочил к нему, обеспокоенно заглядывая в глаза.
- Стайлз, ты куда?
- Пока не решил, - пожал плечами в ответ тот и быстро натянул разношенные кеды.
- Детка...
- Нет, - резко сказал Стайлз, вздрогнув от обращения. - Не надо, Джексон.
Он накинул куртку на внезапно озябшие плечи, подхватил рюкзак и взялся за ручку двери.
- Стайлз, да черт тебя дери! Прекрати себя так вести!
- Доброй ночи, - пожелал Стайлз и, не оглядываясь, вышел.
Ему предстояла долгая поездка в неизвестном направлении и не оглядываться - было его спасением. Он чувствовал себя Орфеем, от которого зависела судьба двоих. Стайлз ненавидел себя за подобные сравнение, но точно знал - он не повторит ошибку и спасет свою Эвридику. Пускай, та и слегка пустила бороду.

URL
2014-10-18 в 22:24 

ох... :inlove: ...слов нет... только восхищенные маты...:heart::heart::heart:

2014-10-19 в 00:26 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
kvarteronka, гы, пасибки:heart:

URL
     

Добрый день, мистер Мартин

главная