Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:52 

Фик. Эпилог)

Роуч
Лечим душу - гробим печень
Ублюдки не попадают в рай.
Автор(ы): Роуч.
Пэйринги: Дерек/Стайлз, как основной. Скачет на фоне непослушной лошадкой Джексон/Стайлз, и в конце образуется Джексон/Лидия:dance2:
Размер: Миди, 54 страницы.
Статус: ЗАКОНЧЕН, ИХА.
Рейтинг: NC-17
Саммари: Стайлз думал, что его жизнь очень заурядна. Пока он не зашел в бар и не встретил чувака, знающего толк в хорошем трахе. Стайлз перестал думать, что его жизнь заурядна, когда чувак оказался братом его парня.
Вот так вот. :shuffle2:

Варнинг: Присутствуют элементы кроссдрессинга, римминга и много дрочки:pink:
Дерек немножко козел, Стайлз немножко Елена Гилберт, которая не знает, что чувствует, а Джексон немножко суицидник.
Но в конце все будет хорошо. Честно-честно:yes:
Все персонажи в фанфике достигли возраста совершеннолетия.

Текст в комментариях.
Первую главу можно прочесть вот здесь, вторую - вот тут.
Визуализация:

Дерек.
жмяк

Стайлз.
жмяк

Ко.
жмяк

Всякое.
жмяк

@темы: эксперименты экспериментируем, фик, тинвафля, слэш правит миром, Ублюдки Не Попадают В Рай

URL
Комментарии
2014-10-21 в 21:54 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
***

Стайлз смог открыть глаза лишь на десятом монотонном гудке долбанного механического будильника. Никаких поцелуев в шею, никаких тычков пяткой в ногу, никаких сдавленных смешков - ничего, кроме тупого звука будильника, уже пятый день к ряду. Стайлз хрипло простонал, проклял пластмассового посланца ада и скатился с низкого дивана прямо на пол. В щеку неприятно уперлось что-то холодное и острое, и Стайлз лениво припомнил, что, кажется, вчера у него отлетел болт с ширинки штанов.

- Господи, - выдавил он, поднимаясь с пола. Стайлз чувствовал себя ожившим трупом. При том, не до конца - сердце билось холодно и расчетливо, не растрачивая сил на лишние скачки.

Дни текли медленно. Если спросите Стайлза - жутко медленно. Одна минута тянулась как час, а отсутствие звуков в пустой маленькой квартире сдавливало виски. Иногда, далеко за полночь, когда уснуть не получалось, Стайлз задерживал дыхание и слушал тишину. Она была настолько нереальной, что порой казалось, что он попросту оглох. Часы, висящие над дверным проемом, не ходили, наверное, уже лет двадцать, а старый пятиэтажный дом, времен перестройки, находился так далеко от цивилизации, что звук шуршания по асфальту шин казался чудом.
Стайлз никогда не выключал телефон, каждый вечер созваниваясь с Лидией, и всегда с болью в сердце удалял оповещения о пропущенных звонках с двух разных номеров. Один был забит в памяти его телефона и светился фотографией и именем Джексона, а второй определялся как неизвестный. Но Стайлзу не нужно было быть гением, чтобы знать, кому он принадлежит.

В тот день, когда он ушел из дома, паника схватила его за горло прямо посреди шоссе, и ему просто чертовски повезло, что была ночь и он ни в кого не врезался. О том, что в его крови все еще гулял алкоголь, даже упоминать не стоило.
Он тогда затормозил у кромки леса, вывалился наружу, скованный иррациональным страхом, и просидел на асфальте, беспомощно хватая ртом воздух, черт знает сколько времени. И, скорее всего, просидел бы столько же, если бы ему вдруг не позвонила Лидия.
Она что-то взволнованно говорила ему в трубку хриплым со сна голосом, а он лишь бездумно кивал, облизывая пересохшие губы. В какой-то момент до него долетел смысл ее бессильных криков, и Стайлз сумел прохрипеть в ответ просьбу забрать его отсюда.

В любом случае, оставшееся до утра время он провел у Лидии. Она напоила его горячим какао, одела в теплый махровый халат, согревая, и Стайлз только тогда понял, что все это время он сидел под дождем и даже не заметил. Лидия благородно выслушала его нытье и даже не стала ругать за то, как он бестактно размазал сопли по ее халату. А потом она вручила ему ключи от квартиры, увы, покойной, бабушки, назвала адрес и дала совет немного отдохнуть.
Вот только когда она сказала про тишину этого места, Стайлз не ждал, что эта самая тишина окажется могильной.

Стайлз поежился, оглядев скудную обстановку, и двинулся к ванной комнате. Трубы здесь работали плохо, но исправно - во всяком случае, была горячая вода, чему не радоваться Стайлз не мог.
На работу ходить по-прежнему приходилось, даже вдвое увеличив свой график, потому что расчеты - это единственное, что забивало его голову так, что на другое попросту не оставалось места.
На рисунки не хватало ни времени, ни сил, и Стайлз даже с какой-то отдаленной грустью подумал о том, что не получается у него, нахрен, перестроить свою жизнь. Не так. Не когда он загибается от тоски в одиночестве, так отчаянно нуждаясь в прикосновениях одного человека.

Стайлз скинул свободную рубашку, сонно потер глаза и залез в старую, кое-где облупившуюся ванну. Ничего, он готов был потерпеть ради душа. Кран какое-то время погудел, затем плюнул чуть желтоватой водой ему в ноги и послушно полился чистой и прозрачной. Стайлз переключил режим на душ, едва не сломав себе пальцы, - рычажок заедал - и с наслаждением опустил веки.

Дерек звонил каждый день. По три, бывало по пять-шесть, раз на дню. На работе Стайлз и вправду не замечал звонков, занятый отчетами на экране компьютера, зато, приходя домой, до боли кусал губы, уговаривая себя не обращать внимания на пиликающий телефон.
К концу третьего дня, когда экран погас после прервавшегося звонка, Стайлз крутил в руках мобильник и думал, не забить ли ему новый контакт. Но так и не решился - игнорировать неизвестный номер легче, чем высвечивающееся имя Дерека.

Стайлз быстро прошелся ладонями вдоль тела, смывая остатки сна, умыл лицо, отфыркиваясь от забившейся в нос воды, и закрутил оба вентиля.
Сегодня был его единственный законный выходной, и по сути следовало бы отдохнуть, набраться сил и позаниматься чем-то, что не было таким скучным и рутинным. Но он уже встал, а на работе лежали отчеты, которые все равно следовало сделать к понедельнику, так что какая разница?

Стайлз наскоро вытерся, пробежался по квартире голышом до кресла, служащего ему вешалкой для одежды, и быстро натянул чистые боксеры. Штаны, более-менее подходящие для офиса, он испачкал вчера в остром соусе, да еще и чертова пуговица отлетела, так что оставалось лишь надеяться, что босс не начнет трахать ему мозги за джинсы. Стайлз заправил рубашку под ремень, пальцами расчесал волосы, не заморачиваясь с расческой, и запихнул нужные бумаги в папку. Он как раз раздумывал, выпить ли ему дерьмового кофе здесь или все-таки потерять десять лишних минут и заглянуть в Старбакс за фраппучино, когда из оцепенения его вывел резкий звенящий треск. Стайлз вздрогнул и с удивлением понял, что этим звуком был всего-то звонок в дверь.

- Что ты?.. - выдавил он пораженно, когда увидел на пороге убитого и по-странному отстраненного Дерека. Выглядел он и впрямь не очень - затравленный взгляд не поднимался выше колен Стайлза, а лицо его было разукрашено свежими кровоподтеками. Под левым глазом наливался темный синяк, ранка на губе припеклась, а переносицу ровно расчертила царапина, делая красивое лицо Дерека совершенно неправильным. - Что с тобой? Откуда ты узнал адрес? Чувак?..
Дерек на мгновение поджал губы и ответил:
- Джексон в больнице.

URL
2014-10-21 в 21:55 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
***

- Почему так мало? - истеричным шепотом спросил Стайлз, критически оглядывая свою вену. - Возьмите больше, ему нужно больше.
- Стайлз, - мягко позвала Мелисса, дотронувшись теплыми пальцами до его щеки. Он вздрогнул и перевел на нее взгляд. - Милый, я понимаю твое желание помочь, но больше нельзя. Мы нашли еще одного донора, согласившегося помочь. Этого должно хватить, поверь мне.

Стайлз в отчаянии закусил губу и в очередной раз сглотнул тесный комок, пережимающий горло. Он трезво оценивал свои способности и понимал, что с его массой даже того, что он уже отдал, достаточно для головокружения и желания выблевать все, что он (не) съел на завтрак. Но вина белым пеплом оседала в груди, и просто опустить руки было бы предательством. Стайлз не мог поступить так еще раз. Не сейчас.
- Он будет в порядке?
- Будет, - уверенно кивнула Мелисса, туго затянула руку повязкой и довела до двери кабинета. Она напоследок погладила его по макушке и, тепло улыбнувшись, выставила вон. Стайлз потоптался какое-то время на месте, а затем неуверенно поплелся к палате.

Джексон был бледен. У него на лбу красовались парочка пластырей, а от носа и внутренней стороны предплечья тянулись трубки к капельнице. Синие вены изгибались на прозрачной коже как реки на карте. На мониторе кардиографа слабо скакала линия его жизни. Стайлз почувствовал себя еще более виноватым, чем до этого.

Лидия сидела на небольшом стульчике рядом и держала Джексона за руку, казалось, не дыша.
- Эй, - тихонько позвал Стайлз, не решаясь подойти. Она обернулась через плечо и устало улыбнулась.
- Хорошо, что ты пришел.
- Я не мог не прийти, - пожал Стайлз плечами. - Он уже?..
- Нет, - вздохнула Лидия и вновь отвернулась к Джексону. - Пока еще нет. Мелисса сказала, что после того, как ему перельют кровь, его организму потребуется пару дней. Все прошло бы легче, будь у него менее редкая группа крови. Донора нашли бы быстрее.
- Тогда нам повезло, что у меня такая же, - мрачно усмехнулся Стайлз. Лидия какое-то время не отвечала, замерев на месте напряженно, а затем резко поднялась со стула, подошла к нему почти вплотную и заставила посмотреть на себя, приподняв пальцами его подбородок.
- Прекрати это, Стайлз, - произнесла она без намека на прежнюю мягкость. - Я не хочу, чтобы ты купался в мороке вины всю оставшуюся жизнь. Никто не виноват.
Стайлз в ответ смог лишь натянуто улыбнуться, не доверяя собственному голосу, и, сжав на мгновение пальцы ее свободной руки, вышел.
Голова кружилась все сильнее.

Стайлз заполнил у стойки регистрации еще один бланк на сдачу крови, какая-то безликая медсестра посоветовала ему приходить через день, и Стайлз, кивнув, на несгибающихся ногах поплелся к выходу.

Дерек рассказал, что, вернувшись из отеля, в котором пережидал какое-то время, за своими вещами, он наткнулся на Джексона. Не то чтобы можно было ожидать какого-то другого исхода, ведь это все-таки его дом. Дерек не очень вдавался в подробности, но насколько Стайлз смог понять - они сильно повздорили. Завязалась драка, Дерек позволил Джексону выместить свою злость на нем и не успел остановить, когда тот все еще злющий выскочил из дома, прихватив ключи от байка. Господи, сколько раз Стайлз зарекался продать этот долбанный кусок железа к чертям, ну просто не сосчитать.
В любом случае, никакого дополнения не требовалось. Погода на улице уже который день являла собой тотальный пиздец, так что врезаться в дерево на мотоцикле по скользкой дороге, не вписавшись в поворот, - очень даже в духе смертельных сводок Калифорнии за последние несколько лет.
Стайлз замотал головой, испугавшись собственных мыслей.
Никаких смертельных сводок, это не не наш случай, Стилински.

Стайлз запрыгнул джип, захлопнул за собой дверцу и уронил голову в сложенные на руле руки. Черт возьми. Как же сильно хотелось повернуть время вспять. Жить и дальше своей дурацкой скучной жизнью, но с целеньким Джексоном, и без Дерека, из-за которого сердце каждый день ныло и билось все медленнее и тоскливее.
Стайлз выдохнул, растер лицо ладонями и повернул ключ зажигания.
Он приедет сюда завтра.

***

Когда Стайлз вошел в квартиру, Дерек уже не спал. Он все еще выглядел ужасно, но теперь хотя бы чуточку отдохнувшим.
Стайлз перед уходом дал ему таблетку снотворного - не слишком сильного, чтобы заснуть на весь день, но достаточного, чтобы перестала болеть голова от недосыпа. Он уложил его голову себе на колени, со странным трепетом пропуская сквозь пальцы мягкие темные волосы, дождался, когда Дерек заснет, и тихонечко вышел, подложив ему перед этим под голову подушку.
Тогда его все же больше волновало состояние другого человека.

- Эй, - позвал Стайлз, прикрыв за собой дверь. Дерек, широко раскинувшийся на диване, поднял голову. Стайлз в очередной раз вздрогнул, позабывший про синяки и ссадины. - Он в порядке. Скоро будет в порядке.
Дерек кивнул, лицо его все еще оставалось мрачным и хмурым.
- Я был там все утро, - сказал он скрипучим, как старая пластинка, голосом. - Он был в ужасном состоянии. Потерял много крови.
- Да, - согласился Стайлз и подсел к нему, впрочем не нарушая никаких личных границ. - Если бы я мог, я бы отдал все свои шесть литров ему.
- Это моя вина, - выдавил Дерек и поджал губы, бегая взглядом по стенам. Стайлз какое-то время молчал, не решаясь что-либо ответить, а затем придвинулся к нему и сжал в ладони колено. Как когда-то делал с ним Дерек, успокаивая.
- Нет, - замотал он головой. Дерек уставился на него почти с надеждой. - Не вини себя. Это не... Чья угодно, только не твоя вина.
- Он любит тебя, Стайлз, - негромко произнес тот и весь как-то незримо сжался. - Несмотря на все это. Я же видел с самого начала, и все равно... Блядь! Я так чертовски ему задолжал.

Задолжал? Кого? Меня?
У Стайлза неприятно защипало в носу, а зрение вдруг начало расплываться. Тошнота, что маячила на периферии всю дорогу до дома, подступила к горлу, затылок прострелило сильной резкой болью. Господи, почему так плохо.

- Стайлз? - позвал Дерек мягким, беспокойным тоном. Звук шел будто бы со дна колодца. - Стайлз, эй?

Он похлопал его по щекам, позвал по имени пару раз, а затем исчез - Стайлз не слышал ни голоса, не чувствовал прикосновений, и на него внезапно накатила такая паника, что стало сложно дышать - его бросили, оставили одного. Стайлз всхлипнул отчаянно, а потом к его губам прижалось холодное стекло стакана. Дерек придержал его за шею сзади, дав напиться водой, и поставил стакан на тумбочку рядом с диваном.

- Что это было? - спросил он неуверенно, продолжая ласково поглаживать Стайлза по загривку.
- Паническая атака, - смущенно признался тот. - Последнее время они что-то зачастили.
- Прости меня, - невпопад сказал Дерек. Стайлз нахмурился.
- За что?
- За то, что испортил тебе жизнь.
Стайлз укусил себя за щеку, до боли сжимая челюсти.

Возможно, с желанием все вернуть он сильно погорячился. То есть, конечно, Джексона он предпочел бы видеть абсолютно здоровым, пусть порой и полным засранцем, но вот Дерека он терять точно бы не хотел.

- Нифига, - сказал Стайлз со всей присущей ему серьезностью и подался вперед, прижимаясь влажными после воды губами к губам Дерека. Тот удивленно выдохнул ему в рот и ответил, спустя секунду, в отчаянии обхватив ладонями лицо Стайлза.

Господи, сколько в этом поцелуе было тоски, сожалений и негласных просьб о прощении. Стайлз жмурился, отказываясь отстраняться, а Дерек напирал, время от времени сжимая холодные пальцы у него на щеках.
Они не прерывались ни на секунду, пока у них попросту не кончился воздух в легких. Стайлз сдался первым, оторвался от вкусного рта Дерека, прислонился к его лбу своим и принялся тяжело, судорожно черпать спасительные вдохи, пока Дерек продолжал выцеловывать ему уголки губ, подбородок, линию челюсти. У Стайлза колени дрожали от такой нежности.

- Я, - прохрипел Дерек, словно мгновенно расколдованный от любовных чар. Стайлз надеялся, что это лишь его глупое воображение. Потому что его вот расколдовать забыли.
- Если ты хочешь за это извиниться, - начал он, закинув руки Дереку на шею, - то даже не смей открывать рот. Потому что я чуть не сдох без тебя за все эти дни. Я по ночам даже собственного сердца не слышу, а здесь по ночам как на долбанном кладбище минус крики ворон и шелест листвы. Тишина, Дерек, могильная. Я иногда даже думал, что уже умер. А сейчас вот понимаю, что нет. Так что, пожалуйста, ничего не говори. Не порть момент.
Дерек замер на несколько мгновений, а потом отстранил Стайлза от себя, и взгляд его был... вау. Стайлз не мог бы описать его, даже если бы сильно захотел - потому что он предназначался только ему, Стайлзу, и от этого его разносило в хреново желе.
- Я вообще-то хотел сказать, что соскучился, - усмехнулся Дерек. - Но раз так, ладно. Не буду портить момент.
- Блин, стремно вышло. Ты заставил меня унижаться.
Дерек улыбнулся, а через пару секунд нахмурился и сник. Стайлз с волнением заглянул в его лицо и заметил, что корочка у него на губе треснула и из ранки набежала свежая капля крови.
- Дай я, - попросил он, когда Дерек потянулся стереть ее. Стайлз улыбнулся одним уголком губ, когда он застыл, и припал к его приоткрытому рту. Слизнул соленую капельку, старательно зализал ранку и, чмокнув податливые губы, отстранился. - Пока не улыбайся.
И захохотал сам, потому что Дерек тут же нахмурился как обиженный всеми ребенок.

URL
2014-10-21 в 21:56 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
***

- Привет, - тихо поздоровался Стайлз, войдя в палату.

Лидия спала, скрючившись на притащенном Мелиссой кресле и уткнувшись лицом в ладонь Джексона. Тот лежал в той же позе, что и вчера, и позавчера, и о улучшении его состояния могли говорить лишь порозовевшая кожа, ставшие более бодрыми скачки на экране кардиографа и Мелисса, которая не уставала повторять каждый день по несколько раз, что да, боже мой, Стайлз, ему уже лучше.

- Привет, - ответил Дерек, улыбнувшись уголком губ. Он сидел на низком стульчике, упираясь затылком в стену. Рядом, на тумбочке, толпились пустые стаканчики из-под кофе и фантики от энергетических батончиков из автомата напротив.

Стайлз помнил, как давно, когда там стоял более древний автомат, а Лидия лежала в больнице с осложнением после аппендицита, он случайно уронил его на пол. Ну, как случайно. Эта металлическая падла отказалась отдавать ему его печеньки, поэтому применение силы было почти что законным. Стайлз таким образом и убеждал себя, пока проходил мимо чешущего башку зав. отделения и двух рабочих, пытающихся поднять махину с пола.

- Меняемся? - спросил Стайлз, скидывая сумку на пол рядом с дверью. Обе вешалки уже были заняты изящным плащом Лидии и кожаной курткой Дерека, так что он свою ветровку просто кинул сверху на сумку.
Дерек тяжело поднялся со стульчика и, кажется, в тот момент у него что-то хрустнуло в колене - Стайлз определенно слышал характерный звук.
- Стареешь? - хмыкнул он. Дерек окинул его мрачным взглядом.
- Задницу надрать еще могу.
- Либо перенесите свои заигрывания в другое месте, либо завалитесь, господи, - простонала Лидия и с непередаваемой болью на лице расправила плечи. Ее спина захрустела едва ли не громче, чем коленка Дерека.
- Все дело в больнице, да? - прищурился Стайлз. - Старость передается воздушно-капельным путем?
- Здесь неудобная мебель, идиот, - все тем же недовольным тоном оповестила Лидия и поднялась с кресла. Каблучки ее ботильонов опасно подкосились. - Я не чувствую тела.
- Именно поэтому Стайлз делает тебе предложение, от которого невозможно отказаться, - подмигнул тот и, приобняв ее за плечи, повернул лицом к Дереку. Тот застыл, непонимающе нахмурившись. - Дерек сейчас везет тебя домой, ты отдыхаешь, ешь нормальную еду, спишь! А Стайлз остается здесь и следит за состоянием Джексона. Договорились?
- Стайлз, ты знаешь, я никуда не поеду, - ровно произнесла Лидия и подняла подбородок, что должна было означать - "мне плевать, что ты думаешь, я делаю так, как хочу". Но Стайлз знал Лидию слишком давно, как знал и то, что на самом деле это означает - "поуговаривай меня еще, и я, возможно, соглашусь".
Стайлз уже открыл рот, чтобы пойти на второй заход, когда дверь в палату тихонько приоткрылась и в образовавшейся щели показалось лицо... О, да ладно?
- Шериф, - кивнул Дерек и тактично отошел в самый угол комнаты.
- Дерек, - приветливо кивнул в ответ тот и зашел в палату полностью, остановившись напротив койки. Стайлз смерил их обоих подозрительным взглядом, но смолчал. - Привет, ребенок.
- Пап, - выдохнул он и не стал сопротивляться, когда отец поцеловал его в макушку.
- Мы пойдем, - негромко сказал Дерек, улыбнулся Стайлзу, кивнул шерифу и увел Лидию из палаты, прихватив с собой одежду.
- Ты знаешь Дерека? - спросил Стайлз, стоило только двери закрыться за ушедшими.
- Конечно, знаю. Где, ты думаешь, он жил до того, как переехал в Нью-Йорк? - скептически спросил отец и ответил сам, когда Стайлз конкретно так подвис. - Здесь, Стайлз. Мама Дерека это сестра приемной матери Джексона. Очнись, Хейлы всегда жили здесь.
- Вот же черт, - пораженно пробормотал Стайлз.

А ведь правда. Тот самый большой пугающий дом на холме, про который придумали кучу страшных историй, действительно когда-то принадлежал Хейлам. Стайлз помнил чудака, который никогда не выходил в город без парадного костюма и выглаженного платочка в переднем кармане пиджака. Кажется, его звали Питер. Люди отзывались о нем странно, зато женщины падали в обморок от его улыбки. Стайлзу так рассказывала мама.
А еще была девушка, она работала в лавке сладостей и всегда улыбалась маленькому Стайлзу, когда он просил добавить еще лакричных червичков. У нее были черные волосы с красными прядями в высоком хвосте и куча серебряных колец и браслетов на руках. Мама называла ее... Лорой? Блядь, та самая Лора!
Стайлз нахмурился, пытаясь вспомнить Дерека, но... ничего. На его месте в воспоминаниях Стайлза плясала размытая тень.

- Стайлз? - позвал отец. Тот вздрогнул, поморгал и понял, что завис посреди палаты. - Вряд ли ты его вспомнишь, если пытаешься. Мы не особенно общались с их семьей, а после того пожара они перепугались и уехали. Благо, никто не пострадал.
- Да-да, я помню про пожар.
Отец покивал, помолчал еще какое-то время, а затем коснулся пальцами края койки и негромко спросил:
- Как он тут? В себя приходил?
Стайлз покусал губы, заставляя себя переключиться на тему разговора, и поднял на него взгляд.
- Нет, еще не приходил.
- Как ты?
- Порядок, - кивнул Стайлз и виновато сморщился. Врать отцу он не любил. - Пап? Мы расстались.
- Я знаю, сынок, - устало улыбнулся шериф и похлопал его по плечу. - И знаю, что ты сейчас думаешь.
- Если ты тоже скажешь мне, что это не моя вина, я сойду с ума, - пробормотал Стайлз, на мгновение утомленно прикрыв глаза. - Это не помогает.
- Ты и сам это знаешь, просто отказываешься признавать.
Стайлз досадливо поджал губы и через силу кивнул. Хорошо, со следующего дня он сядет на диету - неделя без жирного, соленого и самобичевания. Скорее всего, он сорвется почти сразу, и виновата будет не пачка жирных чипсов.
Черт.
***


Из состояния мягкой дремы его вывел надсадный хрип, а за ним и жуткий пугающий кашель. Стайлз подскочил на кресле, распахивая глаза, и уставился на Джексона. Если зрение его не обманывало, то да, черт возьми, кашлял именно он, потому что коматозник вряд ли смог бы так корчиться на кровати, пытаясь нормально вдохнуть. Господи, он очнулся!

- Чувак, чувак, - зачастил Стайлз, подхватил с тумбочки бутылку воды и, трясущимися пальцами открутив крышечку, поднес к губам Джексона.
Тот жадно припал к горлышку и начал глотать воду, как... Ну да, как человек, который не пил уже третий день.
Его ресницы на опущенных веках дрожали, и сам он выглядел хоть и лучше, чем труп, все равно являл собой один большой сгусток усталости. Стайлз пригладил ему растрепавшиеся из-за подушки волосы, поставил бутылку на тумбочку и улыбнулся в ответ на его благодарный кивок.

- Как ты? - спросил он, потому что ничего другое пока не лезло в голову. А то, что лезло, не входило в понятие "полный покой". Скорее всего, они снова поругаются, и Лидия сломает ему трахею каблуком, если он заставит Джексона волноваться.
- Я сбил собой дерево и проехался несколько метров по земле вниз с оврага, - вяло ответил тот. - Как думаешь, как я?
- О, так ты все помнишь?
- Я был в сознании какое-то время, - вяло пожал плечами Джексон. - Я пытался дозвониться до тебя, но ты не брал трубку, и я позвонил Лидии. Кажется.
Бля.
Стайлз сглотнул горькую слюну.
Значит, Джексон звонил ему, а Стайлз, будучи полным кретином, обиженно игнорировал его звонки. Ну, конечно.

- Думаю, ты выглядишь уже достаточно хорошо для человека, мотоцикл которого смяло в ватрушку, чувак, - заискивающе улыбнулся Стайлз, хотя внутри него все обмерло от страха. Только бы не сказать лишнего, только бы не обидеть снова.
- Ну, спасибо.
Стайлз поймал его взгляд и замер, уговаривая себя не опускать глаза как малолетка.
- Знаешь, мне, наверное, стоит позвать Мелиссу.
- Подожди минутку, - попросил Джексон и удержал его слабыми холодными пальцами за запястье. Стайлз рухнул обратно на насиженное кресло. - Потом у нас поговорить вряд ли получится.
- Слушай, тебе нужен покой, давай ты лучше поспишь, серьезно...
- Стилински, не увиливай, - устало выдохнул Джексон, а Стайлза будто прибило к месту. Господи, они же уже тысячу лет не называли друг друга по фамилии. А, помнится, раньше только так и общались, будто не зная имен. Придурки. - Просто хочу, чтобы между нами не осталось никаких недомолвок.
- Нечего договаривать, - растерянно пробормотал Стайлз. - Кроме моей тонны извинений к тебе - нечего. Но ее я, пожалуй, пришлю тебе по почте. В виде трехгодичного запаса твоего любимого шоколада.
- Хочешь убить меня с помощью развившегося диатеза? - скептически уточнил Джексон и тут же покачал головой, видимо, не желая знать ответ. - Много из тебя крови выкачали?
Стайлз нахмурился, глупо приоткрыл рот и досадливо поморщился, поняв, где просчитался - повязку он снимать все еще боялся, тем более, что кровь он сдавал уже дважды. Его конкретно мутило пару дней, и по правде мутило и сейчас, но он мужественно держался, стараясь не выдать своего состояния.
- Не очень, - отмахнулся Стайлз и механически мазнул мальцами по повязке. - Зато ты теперь снова розовенький, как попка младенца.

Джексон прикрыл глаза и мелко затрясся от смеха, боясь лишний раз шевельнуться. Стайлз даже нашел в себе силы посмеяться вместе с ним. Напряжение отпускало в час даже не по чайной ложке, а по крошечной капле, но оно уходило, растворяясь словно утренний туман, и Стайлз чувствовал, как его плечам становится чуточку легче. Словно с каждой мелкой каплей от воображаемой скалы на его плечах отваливалось по камню.

- Думаю, Лидия скоро вернется, - бросив быстрый взгляд на время, сказал Стайлз. - Знаешь, она жутко переживает.
Джексон поднял на него взгляд.
- Правда?
- Да, она не отходила от тебя ни на шаг. Мне пришлось включить свой дар убеждения на полную мощь, чтобы она поехала домой.
- Это нормально, - неуверенно произнес Джексон. - Мы тоже друзья, она волнуется...
- Ты кретин, чувак, - вынес вердикт Стайлз. - Она не выпускает твою руку и спит на этом кресле уже вторые сутки. Подумай на этим, а я пойду позову Мелиссу.
Он на прощанье подмигнул озадаченному Джексону и, собрав свои вещи, вышел из палаты.
Если до него допрет, а Стайлз вроде как подал ему очень толстый намек, у них у обоих все наладится.
Да.
Стайлз хотел на это надеяться.

URL
2014-10-21 в 21:58 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
***

- Боже мой, - застонал Стайлз и тут же спрятал побледневшее лицо в сгиб локтя. Дерек мягко усмехнулся над его ухом и пихнул в плечо, подсовывая треклятый журнал ему под нос. - Знаешь, я буду ненавидеть тебя всю оставшуюся жизнь, чувак. Это... это позор, господи.
Окончание фразы исчезло в ультразвуке, Дерек лишь приглушенно рассмеялся, и его дыхание обожгло Стайлзу местечко за ухом.
- Позор - это всемирно известный черный квадрат. Вот это действительно позор для всего культурного наследия, - профессиональным тоном проговорил Дерек, отнял его руки от лица и заставил посмотреть себе в глаза.

Стайлз неохотно подчинился. На самом деле, он тащился от глаз Дерека. Буквально был ими заворожен. Их теплой, черт возьми, зеленью и потрясающими, мать их, ореховыми вкраплениями. Они действовали на него как долбанную мышь, загипнотизированную мерными плавными движениями змеюки.

Стайлз едва справился с захлестнувшим его восторгом. Он улыбнулся, заметив, как Дерек непонимающе хмурится, вглядываясь в его лицо, и подался вперед, коротко и сочно целуя сжатые губы. Тот еще мгновение не шевелился, наверняка нахмурив кустистые брови еще сильнее, а затем откинул журнал, схватил Стайлза за талию и ответил на поцелуй. Ох, как он ответил.

Его пальцы сжимались и разжимались на коже в ритм с быстрым биением сердца. Стайлз переместился к нему на колени, двинул бедрами, пристраиваясь, и застонал, когда Дерек перестал соблюдать какие-либо границы скромности и попросту начал трахать его рот языком. Жар медленно, толчками и вспышками, расползался по его телу, дышать было тяжело, а одежда им сейчас была нужна также сильно, как пустыне - дополнительный песок.

На самом деле, Стайлз не знал, нужен ли самой пустыне еще песок, потому что он не очень разбирался в окружающем мире еще класса с третьего, но был уверен почти на сто процентов, что джинсы мешают им обоим просто катастрофически.

Дерек все еще целовал его, теперь уже совсем не торопливо, иногда отрываясь, чтобы посмотреть на губы голодным взглядом и чмокнуть в подбородок, и снова возвращаясь к прерванному. Стайлз не возражал. Целоваться у них выходило просто чудесно. Одна из тех вещей, за которые они в паре получили бы большую жирную двойку, если бы их кто-то судил. Не потому что неправильно. А потому что - грязно, ненасытно, мокро и с придыханием. В общем, так, как в приличном обществе делать не стоит.

Но волновало его по-прежнему только одно - Дерек. Ну, и еще, где находятся его руки. Потому что Стайлз был, на самом деле, большим фанатом его широких шершавых ладоней, и когда они находились прямо у него в штанах, о да-а-а. Где-нибудь прямо рядом с его пахом. Желательно, в непосредственной близости. Вообще чудесно, если прямо на члене, а другая уже ласкает дырочку. Вот тогда Стайлз становился счастливым. Прямо вот, прямо очень. Потому что в такие моменты он не чувствует никакого давящего груза ответственности, вины, тоски - чего угодно. Чувствует только тепло, заходящееся в груди сердце и руки долбанного, офигенного, самого-самого... Дерека.
Прямо как сейчас, когда он уже вовсю хозяйствует с его, Стайлза, между прочим, членом и нежной поджимающейся мошонкой.

- О, да-а-а! - хрипло выдохнул Стайлз, дергаясь в ответ на прикосновения. Дерек укусил его за живо бьющуюся на шее жилку и на секунду убрал руку, потянувшись к своей ширинке. - Нет! Верни на место! Я сам расстегну твои гребанные штаны, только не останавливайся.

Говорить внятно получалось уже плохо. Стайлз догадывался, что половина того, что он произносил, выходила лишь кучкой размякших слов, которые можно было понять лишь по началу и примерному содержанию. Да и к черту! В конце концов, раз Дерек его понял и тут же вернулась ладонь на место, значит, все в порядке.

Он трясущимися пальцами вынул болт из петельки, вжикнул молнией и освободил твердый влажный на кончике член Дерека. Тот что-то коротко непонятливо простонал и ткнулся лицом Стайлзу в сочленение плеча и шеи. Кажется, он говорил, что там пахло вкусно - сладостью и невинностью. Стайлз пытался выведать у него, что вообще должно значит последнее определение, как должна пахнуть невинность и с хера ли он вообще ею пахнет, когда потерял ее еще в девятнадцать. Дерек отвечал, что с этим он ассоциирует нежный тонкий запах его кожи.
Ладно, невинность, так невинность.

Когда Дерек обхватил своей - господи, Стайлз уже говорил, как сильно их обожает? - ладонью оба их члена, тот едва ли сумел оттянуть разрядку. Судя по тому, как низко и прерывно застонал Дерек, ему тоже было нелегко это сделать.

- Чувак, - позвал Стайлз, положив ладонь ему на колючую щеку. Дерек в ответ слепо ткнулся в нее носом, потерся лицом, царапая чувствительную кожу щетиной. - Ты такой отпадный. Мне от тебя крышу рвет. Просто... чтоб ты знал.

Дерек, все еще не открывая глаз, не прекращая мерных оттянутых движений, потянулся к его лицу и встретил его губы на полпути к своим.
И когда от приближения оргазма вдруг заложило уши, а ощущения начали расплываться по телу неясным маревом, Дерек вдруг сделал это.
Стайлз не смог бы кому-то рассказать о разнице между обычным поцелуем и, черт возьми, этим, потому что не знал, как описать то, что прострелило его голову в тот момент. Дерек вдруг перестал целовать его как любовника, схватил крепко, задвигал ладонью чаще и вжался своим телом в его, как-то по-особенному нежно запечатав поцелуй на его губах. Заклеймив.
Стайлз чувствовал каждой клеточкой тела, что так Дерек оставлял за собой право подтвердить их общее, не обговоренное решение. Да и к черту переговоры. Они не в суде.

Дерек укусил его за губу, задрожал, тихо, сорвано выдыхая, и этого было достаточно для того, чтобы самому подобраться к черте. Стайлз впился пальцами в его затылок и захрипел, изливаясь на их сплоченные, уже испачканные в сперме Дерека тела.
***

- Почему мы все еще здесь?

Стайлз вздрогнул, отвлекаясь от статьи, и повернул голову в попытке заглянуть Дереку в лицо. Он готов был поклясться, что тот еще буквально пару минут назад спал сном младенца. По правде, нужно было, конечно, свалить куда-нибудь, чтобы дать Дереку отдохнуть, но диван все еще был единственным местом, где можно было расположиться с комфортом, так что здравствуй, теснота и грудь Дерека вместо подушки.

- А где нам быть? - удивился Стайлз. - У Джексона в палате сейчас Лидия, и я почти уверен, что в это змеиное гнездо нам ходу нет. А домой... Чувак, моя совесть не позволяет заявиться туда после всего, что случилось.

Дерек сонно моргнул, его угольные острые ресницы мазнули по бледной коже под глазами, и Стайлза вдруг пробило сильной и почти не поддающейся контролю нежностью по отношению к нему. Они оба были все еще не одеты, и Дерек, с открытыми беззащитными ключицами, с вороньим гнездом на голове и бесконечно мягким взглядом, являл собой долбанный комочек совершенства. Кто из них "детка" можно было еще поспорить.

- Вообще-то, - неуверенно начал Дерек, водя костяшками пальцев по выступающим позвонкам на спине Стайлза, - я говорил об этом городе.
Что?
Городе?
Неужели он и впрямь?..
- Как ты смотришь на то, чтобы перебраться в Нью-Йорк?

Стайлз какое-то время еще полежал, укладывая в голове услышанное, затем приподнялся на локте и уселся на край дивана.
Вообще-то, идея была не просто хорошей - чудесной. Мало того, что жизнь в таком городе открывает не мало перспектив перед твоим носом, так еще и Дерек будет вроде как рядом, и есть вполне конкретный шанс перейти от взаимных ничего не значащих ласк к чему-то более конструктивному... Господи, ну конечно, да! Только идиот может отказаться от такого шанса.
Проблема была только одна.

- Стайлз, - позвал Дерек и, привстав, поцеловал его в плечо. - Ты только подумай...
- Да, - кивнул тот и повернулся к нему лицом, не удержавшись и погладив его по щеке. - Да, я уже подумал. Чувак, это круто. И я бы хотел поехать, правда.
- Но? - прямо спросил Дерек, разом напрягшись.
- Но оставить сейчас Джексона, - покачал головой Стайлз, виновато скривившись. - Я не могу. Я, конечно, не парень года, но от этого прямо смердит предательством. Воняет, чувак.
Дерек молчал, чуть опустив голову, а Стайлз кусал губы, подбирая слова.
- Я бы хотел попросить тебя немного подождать, - выдавил он наконец. - Но у тебя там вся жизнь, и даже ты не можешь сказать наперед, что не найдешь никого получше, пока будешь меня ждать, согласись.
- Не найду, - упрямо сказал Дерек. У Стайлза задрожали губы. Голос, наверное, тоже.
- Ну вот откуда ты можешь знать! Мы знакомы от силы месяц, чувак. С чего ты взял, что за такой же месяц, пока ты будешь там, а я здесь, ты не встретишь какую-нибудь фигуристую красотку.

Дерек явно хотел что-то ответить, судя по возмущенно приоткрывшемуся рту, но губы тут же сомкнулись обратно, а лицо вдруг стало непроницаемым.
Ну, этого еще не хватало. Прекрасно, пять с плюсом, Стилински.

- Эй, - мягко позвал Стайлз, Дерек даже не шелохнулся. - Ну, чувак! Слушай, я лишь пытаюсь огородить нас обоих от необдуманных решений.
- Господи, Стайлз! - взорвался тот. - Каких, к черту, необдуманных решений? Неужели, если люди друг другу нравятся, нужно что-то обдумывать? Почему нельзя действовать по обстоятельствам? Я хочу, чтобы ты поехал со мной. Ты хочешь ехать со мной. Все! Больше ничего не нужно обдумывать и анализировать.
- Ладно! Хорошо, - сдался Стайлз и со вздохом уронил голову на чужое, все еще скованное напряжением, плечо. - Давай так. Сколько тебе осталось до того, как ты попрощаешься и отчалишь?
- Неделя, - буркнул Дерек. Стайлз отстранился, пытаясь перехватить его взгляд.
- Окей, - кивнул. - Тогда у Джексона есть неделя на то, чтобы прийти в порядок, и у меня - чтобы постараться привыкнуть к мысли о Большом Яблоке.
Дерек нахмурился, поднял на него глаза, а когда Стайлз улыбнулся ему, из его спины будто вытащили лом. Его плечи расслабленно опустились, а лицо даже стало как-то светлее. Вот и круто. Не хотелось бы ему провести остаток этого времени с хмурой задницей.

URL
2014-10-21 в 21:59 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
***

- Эм, чувак, я не уверен, что так можно, - опасливо протянул Стайлз.

Айзек бодро набивал рождественскую индейку черносливом, пока Эрика, мурлыкая что-то себе под нос, взбалтывала соус к картофелю в большой таре. Правильно, что в большой.
Последний раз, когда Стайлз пытался взболтать что-то достаточно жидкое в маленькой миске, закончился тем, что сметанный соус оказался на нем от лица и до бедер. И ладно бы, если только он запачкался - Дерек бы с удовольствием слизал это с его губ (и еще шеи и прочих открытых полосок кожи, что стали пострадавшими от взрыва), так еще и умудрился заляпать всю кухню в радиусе нескольких метров от себя и рядом стоящего Дерека.
Стайлз упорно обвинял во всем непослушный миксер, Дерек знал, что у кого-то просто руки из одного места.

- Зато я уверен, - пожал плечами Айзек и совсем извращенно полез пальцами в нутро бедной пташки. Лицо у Стайлза выражало что-то среднее между отвращением и смущением.

Айзек перебрался в Нью-Йорк ровно через год после них. Вместе со скромной пугливой девочкой Кирой. Стайлз в первую же минуту поделился с Дереком своим мнением по поводу этой пары. На самом деле, мнение было не очень большое. "Вот же фрики", сказал он тогда, и в ответ получил безумную улыбку Айзека. Кира, засмущавшаяся дружелюбия Дерека, упала с лестницы. Да уж, точно фрики.

Они сняли небольшую квартирку за парочку кварталов от жилья Дерека и частенько наведывались в гости. Стайлз постепенно привыкал ко всем странностям и через пару месяцев даже воспылал любовью к Кире. Та все еще была скромной и тихой и каждый раз, приходя в их дом, неловко располагалась в самом уголке, будто боясь помешать. Но уже не чуралась общения и с большим энтузиазмом и красными от большого количества внимания щеками рассказывала забавные истории из жизни.

Стайлз, правда, первое время по вечерам делился с Дереком, как сильно его пугает Айзек. Самый первый раз, когда Стайлз ему в этом признался, Дерек с абсолютно серьезным выражением лица успокоил его, сказав, что Айзек не убивает людей, с которыми ему комфортно. На рассказе о том, как он однажды заколол бармена отверткой за то, что тот отказался подливать ему порцию бесплатно, Стайлз понял, что его наебывают. Дерек тогда расплатился всего-то подзатыльником за возможность понаблюдать за вытянувшимся от удивления лицом.
Потрясающе.
Наверное, Дерек все-таки тогда что-то не то сказал, потому что даже спустя три года, Стайлз немного сторонился Айзека и старался проводить с ним в непосредственной близости как можно меньше времени.

- Эй, Эллисон, - проорала Эрика, как раз выключив миксер. Получилось почти оглушительно громко. - У тебя там картофель не сгорит?

Из гостиной послышалось шебуршание, и Дерек даже мог бы назвать его чуточку нервным.
Эллисон оказалась того типа девушек, что можно назвать типичной представительницей идеализированных героинь типичных романов. Если бы Дерек имел право высказать свое мнение на ее счет, он бы, наверное, все равно промолчал.
Эллисон была безумно милой и источала эти свои женские импульсы обаятельности во все стороны так, что даже Дерек невольно проникся ее дружелюбием. В ней собрались все известные Дереку лучшие женские качества, вроде милейшей улыбки, красивого голоска или потрясающей ловкости, с которой она метает ножи.

Дерек действительно восхищался ей, потому что она была еще и замечательной мамой для своего сына, Лиама, помимо очевидных причин. Никакой романтики, простая симпатия к человеку, как всегда объяснял он недовольному Стайлзу. Но тот продолжал ревниво поглядывать на то, как Дерек передает ей соль или просто здоровается.
Любой на его месте посчитал бы это абсурдом. Но на его месте был именно он, и его очень устраивали жаркие ревнивые поцелуи каждый раз после.

Скотт, кстати, в отличие от друга, нашел общий язык с Айзеком довольно быстро. Они обсуждали что-то не очень остальным понятное и смеялись вместе как закадычные друзья. Стайлз первое время переживал, но потом быстро успокоился, найдя утешение в Кире и Эрике. А затем и Лидия приехала, так что Стайлз расслабился окончательно.

Джексон подшучивал над ним, говоря что-то про "команду девчонок", но делал это так аккуратно и в какой-то степени нежно, что Стайлз только расслабленно смеялся и ради проформы едва ли пихал его в плечо.
Дерек про себя тихо радовался, что между ними почти пропало напряжение.

Лидия относилась к Джексону излишне, по мнению Дерека, заботливо. Постоянно оглядывалась на него, будто проверяя его состояние, старалась держаться рядом. Она не была настойчива и делала это все будто бы неосознанно.
Правда, Джексон не был с ней также любвеобилен и иногда даже искоса поглядывал на Стайлза, когда думал, что его никто не видит. Скорее всего, это было что-то вроде осадка. Потому что в целом он выглядел довольно счастливым с Лидией.
Они и впрямь хорошо смотрелись.

Эрика вела себя как обычно - весело, задорно, часто стервозно, и почти перманентно пыталась склеить Стайлза. Дерек знал, что это просто шутки, особенно те милые (Стайлз считал большим прорывом то, что Дерек принял в свой лексикон слово "милый") прозвища, которые они придумали друг другу. Эрика кричала ему с кухни, прося достать специи с верхней полки, и вместо благодарности звала его "своим Бэтменом". А Стайлз порой успокаивал ее после очередной ссоры с Бойдом и ласково шептал ей "моя Женщина-кошка", пока она стирала под глазами огромные, как у обиженной панды, следы от растекшейся туши.

- Эй, - интимно выдохнул Дереку на ухо Стайлз, подойдя со спины. - Привет. Чего такой задумчивый стоишь?
- Ничего, - отмахнулся Дерек и едва заметно растянул губы в улыбке, когда Стайлз начал осыпать его плечи невесомыми поцелуями.
- Я даже затылком чувствую, какие вы отвратительно милые, - прокомментировала Эрика, выкладывая дымящийся ароматный картофель на большое блюдо. Эллисон суетилась рядом с Айзеком, пока тот с непередаваемым выражением лица устраивал индейку на противне.
- Чувак, ты же в курсе, что ей пофиг, в какой позе запекаться? - хмыкнул Стайлз. Айзек что-то буркнул в ответ, поправил птичке задравшиеся ножки и жестоко запихнул в печку. Дерек буквально чувствовал, как Стайлз сочувственно скривился.
- Скотт! - возмущенно заорал Джексон из гостиной. - Лидия, скажи ему!
Дерек осторожно отцепил от себя Стайлза и вышел из кухни, вопросительно уставившись на замершего с тарталеткой у рта Скотта. Тот разом стушевался и положил ее обратно на заметно поредевшую тарелку.
- Он такими темпами скоро сожрет весь стол, - заявил Джексон, на что Дерек только утомленно вздохнул.

С кухни запищала Эрика, и его едва не снес с ног вылетевший Айзек. За ним тут же выбежала Эрика с испачканной в картофеле лопаткой и в шапочке Санты на белокурой голове, рыча очень (правда, очень) страшные угрозы про обрезание ложкой ему вслед. Айзек безумно захохотал и спрятался в маленькой комнате, закрыв дверь прямо перед ее носом.
Лидия меланхолично почесала бровь и вновь уставилась в телевизор. Джексон, на чьих коленях она сидела, лишь насмешливо фыркнул.

- Эй, большой парень, - позвал Стайлз. Дерек обернулся. Он стоял в дверном проеме, прислонившись плечом к косяку и сложив на груди руки. Красивый. Потрясающий, на самом деле.

Он теперь тоже работал с ним в журнале, вел собственную колонку об искусстве.
Как и ожидал Дерек, Лора пришла от него в восторг. Затискала в первый же день, запищав как малолетка, увидевшая котенка. Дерек тогда покачал головой, вспомнив, что этой женщине пошел уже тридцать второй год.
А потом узнал, что, оказывается, Лора была знакома с ним еще маленьким. Когда работала в лавке сладостей. Она даже подкидывала ему лакричных червячков больше, чем нужно, а потом платила за лишку сама. Какая милая самоотверженность, решил тогда Дерек. Хотя через секунду понял, что, наверное, поступил был также.

Кора эмоций Лоры, увы, не разделяла. Только хмыкнула, бросив "подойдет", и ушла на кухню за колой.
Мама отнеслась спокойно, но вполне дружелюбно. Хотя Дерек подозревал, что улыбку она давила только из жалости, потому что Стайлз весь вечер краснел и заикался, знакомясь с его семьей. Обычно мама столько не улыбалась даже Дереку.

В любом случае, Стайлз определенно был счастлив знакомству со всей его большой семьей. И даже Питер не омрачил Стайлзу впечатление. Что удивительно, учитывая, как он их встретил на пороге.
"Мой дорогой племянничек наконец нашел себе такую же голубую пташку", сказал он, и Стайлз тогда поперхнулся воздухом.
Да уж, хорошее первое впечатление.

- Не хочешь немного подышать? - предложил Стайлз и, плавно оттолкнувшись от косяка, подошел к Дереку. - На балкончике. Мне нужна хотя бы минута тишины. Прошу.
Дерек окинул взглядом гостиную, хмуро зыркнул на Скотта, вновь потянувшегося к блюду с тарталетками, и кивнул. Стайлз с видимым облегчением увел его за собой.

- Круто, - выдохнул он и выпустил изо рта облачко теплого пара. - Люблю зиму.
- А еще ты не любишь мерзнуть, - вставил Дерек.
- Да, - согласно кивнул Стайлз и полез обниматься. Кожа на его предплечьях уже покрылась мурашками. - Поэтому я взял тебя с собой.

Дерек усмехнулся, не став отвечать, и приобнял его за плечо, прижимая к себе теснее. Холодный воздух морозил уши и нос, а Стайлз уже вовсю дрожал в его объятиях. Дерек прижался губами к его взлохмаченной макушке длинным поцелуем и поднял лицо.

Ночное небо мерцало редкими звездами и падающими белыми снежинками. Это где-то наверху рушился чей-то рай, в который они никогда не попадут.
И из его крупиц строился новый, собираясь на плечах Стайлза.

:bat2:

URL
2014-10-21 в 22:59 

борец за добро и справедливость
Вау, они у вас все такие классные)))

2014-10-21 в 23:07 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
URL
2014-10-25 в 23:24 

annetteismarvellous
Ходила, ходила, облизывалась, облизывалась, наконец-то прочитала, и это было чудесно. Сначала, конечно, испужалась, что Стайлз шлюшка-изменщица, но история такая теплая, и за жизнь, и горячая, и вообще.
Спасибо, автор, большое за такую вещь :3
Чувствуешь себя такой отставшей, когда приходится гуглить, что за зверь Елена Гилберт :facepalm:

2014-10-25 в 23:50 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
annetteismarvellous, ох, знаете, я писала в шапку ее имя с такой уверенностью, что все меня поймут.
У меня прям даже в голову не пришло, что эту тупицу кто-то не знает, хаха. Простите.
Спасибо за отзыв, очень приятно:heart::heart::heart:

URL
2014-10-28 в 15:58 

Katama_z
Мне таааааак нравятся ваши АУхи!!!! Текст горячий, напичканный кинками, юмором и даже пострадала я чуть чуть))) Мне очень нравится читать вас авторы! Знаю что так не красиво поступать, но все таки скажу, что ваши тексты не то что схожи или не дай бог что то копируют, но их так же круто, жарко, весело и легко читать, как тексты моего любимейшего автора, который к сожалению ушел на покой по этому фандому.
Продолжайте в том же духе. Ам ам ам вкусно!:heart::heart::heart:

2014-10-28 в 16:48 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
Katama_z, вау, стесняюсь спросить, вы говорите о Водолейс? (просто это единственный автор из великих, кто ушел из фандома в ближайшее время)
Потому что если так, то я разрываюсь между двумя эмоциями - скепсисом и счастьем.
Этот человек служит для меня большим примером, так что я рада, что хотя бы немного могу быть похожей:shy:
Безумно приятно от вашего отзыва, вы чудо:heart::heart::heart:
Спасибо!!!

URL
2014-10-28 в 17:54 

Katama_z
мы поняли друг друга.:eyebrow::eyebrow::eyebrow: Я не говорю не в коем случае о схожести стиля, слога или еще чего то там вашего писательского. Просто бывает так что ты находишь автора и читаешь у него все, абсолютно все, и даже твои страшные сквики превращаются в хорошо продуманные кинки. Вот так же и у вас мне просто нравится вас читать, не анализируя, не думая что вот тут буквы не хватает, а вот тут небольшая несостыковычка, ты просто читаешь и наслаждаешься текстом.
И что за скепсис на вашем лице? ))

2014-10-28 в 19:14 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
Katama_z, вот теперь, после вашего прояснения, мне стало понятнее, и скепсис прошел хахах:D
Правда, очень приятно. И я, и мой соавтор прекрасно знаем о наличии несостыковок, но мы просто еще учимся, и обещаем в будущем еще наладить контакт с фикрайтерством, вот.
В любом случае, спасибо огромное за замечательный отзыв, поднял настроение.
:heart:

URL
2014-11-08 в 14:33 

Allma
Роуч, а когда в Америке была перестройка?:yogi:

2014-11-08 в 20:43 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
Allma, а вот, кажется, никогда не была, только еще планируют сделать, но когда писала, что-то не особо об этом задумывалась:-D
Я уже это поняла, когда перечитывала много позже, но не стала исправлять. Зря, я вижу:rolleyes:

URL
2014-11-08 в 20:49 

Allma
Да, зря.:)

2015-02-05 в 17:23 

~ Katy ~
Отличнейший текст. Спасибо!)

2015-02-05 в 17:57 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
~ Katy ~, Вам спасибо:D

URL
2015-02-17 в 19:08 

Lady Tessa
Верю в чудеса
Роуч, Очень понравилось!Правда,переживала все же за Джексона,но когда все обошлось,вздохнула с облегчением!Особенно порадовало окончание эпилога,где все-все!:vo::vo::vo:Спасибо!

Открытки

2015-02-17 в 19:44 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
Lady Tessa, я очень люблю милости и няшности. И очень люблю, когда все счастливы. Поэтому и сделала такой конец. Мне нужно было, чтобы остался хороший осадок, а не переживания за Джексона или кого-либо еще.
Спасибо большое:heart:

URL
   

Добрый день, мистер Мартин

главная