Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:37 

Фик)

Роуч
Лечим душу - гробим печень
Трущобная религия и Кока-Кола.

Автор(ы): Роуч
Пэйринги: Дерек/Стайлз, Айзек/Кора/Лидия
Размер: Мини, 28 страниц
Статус: закончен
Рейтинг: NC-17
Саммари: Дерек сдается и уезжает из города, а Стайлз, ударившись во все тяжкие, справляется со своими проблемами громким демаршем.
Или история, в которой Стайлз с иглой на "ты", Дерек безвозмездно подрабатывает наркологом, а Скотт - хреновый папа-альфа. Та-дам.
Варнинг: Возможны какие-то помарки в плане обоснуя, там вообще лес непроходимый, да и волки бродят, мы туда и не суемся. Атмосфера полного упада и неразберихи. :shy:
Еще хотим предупредить, что фик, написанный в процессе страдания из-за творческого кризиса, может быть немного (или много) не очень.
Стайлз немножко блядь (и нам это нравится), но, бога ради, он имеет право. Пусть у пацана будет секс, в конце концов, не все же розу для Дерека хранить.
Дерек, кстати, жестковат, но он это от искреннего волнения.
А вообще, у нас всегда будет Париж, сладкие маффины и ХЭ.

Все персонажи в фанфике достигли возраста совершеннолетия.

Текст в комментариях.
Визуализация:

Дерек

Стайлз

:shy:

Лидия

Кора

Айзек

Скотт

@темы: ...а Дерек по утрам блинчики печет, злодейство и изуверство (с), слэш правит миром, тинвафля, фик

URL
Комментарии
2014-12-21 в 23:40 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
Момент, когда колешься не для того, чтобы тебе стало хорошо, а чтобы не было плохо, наступает очень быстро. © Эдит Пиаф.

Жаль... всего было жаль... например, того, что у нас был всего лишь один поцелуй, и тот оказался испорчен, украден у нас. У меня. © Бэт Фантаски. "Химия чувств".

Дневник Роршаха. 16 октября 1985.
42-я улица. Женские груди на каждом билборде, на каждой рекламе, заполонили весь тротуар. Они предлагали шведскую любовь и французскую любовь, но не американскую любовь. Американская любовь как кока-кола в бутылке из зеленого стекла. Её больше не делают. © "Хранители".


***


- Выглядишь хреново, - поделился Скотт, бросая на него хмурые недоверчивые взгляды. - В Нью-Йорке теперь плохо живется?

Дерек усмехнулся в ответ и благодарно кивнул, когда Скотт поставил перед ним дымящуюся чашку. Маленький керамический кусочек сбоку, видимо, отпал уже давно - место раскола потемнело и затупилось. Дерек отпил немного кофе, едва не скривившись от ужасного дешевого вкуса, и поставил кружку прямо на грязную столешницу.
Вернее, у Скотта дома было, на удивление, очень чистенько. Почти даже уютно. Но мебель сама по себе была то ли старая, то ли дешевая, то ли все вместе, - и выглядела она так, будто в нее вросла грязь и пыль.

- Жилось бы хорошо, я бы не вернулся, - резонно заметил Дерек и поднял глаза на Скотта.

Тот облокотился задницей о столешницу, скрестив руки на груди, и смотрел прямо на него. Дерек, к собственному разочарованию, заметил, что он больше не похож на щенка - скорее, на быстро повзрослевшего волка. Не то чтобы он сильно поменялся, разве что прическа, да подкачался немного, но взгляд стал цепким, холодным и совершенно не напоминал больше о старом Скотте.

- Приехал с новостями? - осведомился Скотт и поднес к лицу свою чашку. - Прости, Дерек, но если у тебя проблемы с другими стаями, это не ко мне. Вряд ли мы сможем отразить атаку. Моя стая сейчас слишком слаба.
Дерек против воли улыбнулся. "Моя стая". Раньше Скотт не позволял себе подобных обращений.

- Мне не нужна помощь, - возразил Дерек. - У меня нет ни с кем проблем.
Скотт несколько секунд пристально смотрел в его лицо, а затем сдался - его плечи вдруг поникли, а взгляд стал растерянным.
- Я не понимаю, Дерек, - пробормотал он. Посмотрел на маленькую рамочку с фотографией на микроволновке и покачал головой. - Хочешь моего разрешения здесь находиться? Так мне плевать. Пока ты никого не прикончишь, можешь делать все, что заблагорассудится.

Эллисон с фотографии улыбалась той же яркой улыбкой, что Дерек помнил еще по старым временам. Узкая черная лента в углу деревянной рамочки резко прерывала линию ее тонкой белой шеи.

- Я хочу в твою стаю, - уверенно произнес Дерек, не давая себе передумать. Хватит уже этих метаний.
Скотт замер, почти не дыша, а затем перевел на него ошеломленный взгляд.
- В мою стаю? Дерек, ты ничего не перепутал? От моей стаи остались лишь ошметки.
- Плевать, - Дерек на секунду устало прикрыл глаза. Дорога выдалась утомительной, он не спал всю ночь, и тепло квартиры действовало на него как хорошее снотворное. - Так как, Альфа Маккол?
- Господи, - пораженно выдал тот, помолчав какое-то время. - Я не смогу тебе отказать, не в то время, когда мы слабы как никогда. Просто я не уверен, что тебе именно это нужно.
- Я знаю, чего хочу, - упрямо ответил Дерек, начиная раздражаться. - И сейчас у меня мало желаний. Всего-то отлить, принять душ и поспать. Но я не могу этого сделать, пока я - никчемная омега на чужой территории. В то время, как эта территория всю жизнь была моей. Мне нужно повторить свой вопрос еще раз, или ты просто ответишь?

Скотт оттолкнулся от стойки, отряхнул ладони, смерил Дерека оценивающим взглядом. Прошелся по кухне, задумчиво покусал губы, смерил Дерека оценивающим взглядом еще раз и только после дополнительного намотанного круга решительно выдохнул.

- У меня есть одно условие, - сказал он, остановившись почти вплотную. Дерек выжидательно приподнял брови. - Ты больше нас не бросишь.
Скотт сжал губы и кивнул, хмуро пронзительно всматриваясь ему в лицо. Дерек едва заметно приподнял уголки губ и кивнул в ответ.
- Теперь ты можешь отлить, помыться и отдохнуть, - милостиво разрешил Скотт, указывая рукой куда-то вглубь лофта, и застенчиво почесал затылок. - Только со жратвой у нас туго, чувак.
- У вас тут со всем туго, я посмотрю, - буркнул Дерек, оглядываясь. Скотт невесело усмехнулся, развернулся в сторону гостиной, смежной с кухней, и кивнул Дереку следовать за ним.

Гостиную сложно было назвать гостиной. Это было странное подобие балетной студии с совершенно неуместными громоздкими колоннами, стоящими едва ли не посередине, пожелтевшими от времени обоями, скрипучим полом, минимумом мебели и максимумом всяческого дерьма. Диван, бывший ранее, видимо, цвета хаки, залоснился, весь расползся, потерял форму и совершенно не манил на него прилечь. Тем более, что на нем валялся сбитый комом плед и перемешанные лапшой разнообразные рубашки-футболки-джинсы, среди которых Дерек отчетливо узнал гардероб Стайлза. Возможно, поделенный со Скоттом.
На сколоченных из досок небольших ящиках, служивших здесь, судя по всему, журнальным столиком, лежали газеты, в которых пестрили подчеркнутые или, наоборот, вычеркнутые объявления о работе.

- Айзек ищет подработки, - пожал плечами Скотт. - А Стайлз обычно использует этот диван вместо шкафа, так что просто не обращай внимания на эту кучу. Он всегда так собирается. Ну, знаешь, ищет то, что воняет меньше всего.
- Похоже на него, - кивнул Дерек, бросил быстрый взгляд на старенькие клетчатые рубашки и поспешно отвернулся.
- Эй, - позвал вдруг Скотт. - Зря ты тогда ему ничего не сказал. Я не виню тебя, но... зря, чувак.

Доверчивый грустный взгляд Стайлза никогда не покидал его воспоминания. У Дерека было достаточно фантазии, чтобы представить, каким он стал, когда Стайлз узнал об отъезде. Поэтому он не представлял. И держал в памяти тот, который по-прежнему добрый и совсем детский. Вряд ли он остался таким же в действительности, так что Дерек просто... просто хотел помнить.

***


- Айзек вернется к утру, - рассеянно предупредил Скотт, закатывая в пленку тоненькие бутерброды из того, что нашлось в холодильнике. - Он сейчас работает в клубе, и там какая-то тусовка. Сказал, что это хороший шанс заработать побольше.
Дерек покивал, наблюдая, как Скотт запихивает паек в забитый каким-то барахлом рюкзак, и дернулся, осененный внезапной мыслью.
- А Стайлз? - спросил он, ощущая неясное волнение где-то в животе.
Скотт с усилием застегнул молнию, выдохнул с облегчением и повернулся к нему с едва ли заинтересованным выражением лица.
- А что Стайлз? - он пожал плечами, поправил воротник водолазки и закинул на плечо пухлый от содержимого рюкзак. - Будем искать его утром, сейчас это напрасные старания. Если повезет, Пэрриш сам его приведет.
- Стайлза? - недоверчиво переспросил Дерек. Описание не складывалось с действительностью. - Скотт, какого хера? Объяснишь?
- Дерек, я опаздываю на работу, - покачал головой тот. - Просто... Если он вдруг придет, не лезь к нему, ладно? Просто не трогай его.
- Не больно-то и надо, - скривился Дерек. Скотт замер на полушаге и повернулся к нему лицом, резко выставив вперед палец.
- Я серьезно. Просто проследи, чтобы он никуда не свалил хотя бы до моего прихода, - он вздохнул, будто решив что-то про себя, и снова покачал головой. - Но он вряд ли явится, так что... Мне пора. Можешь расположиться в дальней комнате.
- Я посплю на диване.

Скотт безразлично пожал плечами, похлопал себя по задним карманам и, кивнув на прощание, вышел из кухни. Через минуту с громким скрипом задвинулась входная дверь, и лофт погрузился в тишину. Из-за тонких стекол слышались звуки, доносящиеся с улицы. Приглушенно смеялись дети, кто-то громко ругался, едва ли не перекрикивая сигнализацию, но дом настойчиво молчал.

Дерек еще немного посидел, привыкая к тишине, а затем поднялся со стула. Тот отозвался противным скрежетом ножек. Дерек поморщился и подошел к своей сумке. На отсутствие денег он не жаловался, тем более, что у него по-прежнему в собственности имелась хорошая квартира, оставленная им с Лорой, но, тем не менее, уезжать куда-либо не хотелось.

На удивление, лофт оказался намного просторнее, чем Дереку думалось до этого. Помимо нелепого слишком большого зала и скромной кухоньки, на первом этаже оказалась еще и ванная, только там не было унитаза, а душевая головка вместе со шлангом была перемотана скотчем почти полностью. Дерек просто закрыл дверь и решил, что больше туда не сунется. Лестница на второй этаж, как ни странно, стояла особняком и даже не скрипнула, когда Дерек тяжело опустил ногу на первую ступеньку.

А вот сам второй этаж действительно оказался довольно большим. И совершенно запущенным. Обои вздулись большими пузырями, потемнели разводами влаги, кое-где свисали длинными лохмотьями. Центральная стена меж двух дверей выглядела бы хорошо, если бы кто-то умный не выдернул из нее толстенный провод.
Обе двери были закрыты на замок. Такая секретность в стае была неуместной, странной и обидной. И от кого они, интересно, закрывались, если оба разошлись по местам работы. Разве что от Стайлза?.. За еще одной дверью оказалась вполне себе функционирующая ванная, а той комнате, что была в самом конце коридора, Дерек внимания не уделил.

Он спустился обратно на первый этаж, обошел кухню в поисках чего-то съестного, но в холодильнике осталась стоять только бутылка кетчупа, пустой контейнер под молоко и какие-то баночки, в содержимом которых Дерек очень сильно сомневался. На полках первого шкафчика нашлись пара пачек макарон, какие-то крупы, похвальный запас соли и... презервативы в банке из-под чупа-чупсов. Дерек усмехнулся, закрыл банку и открыл следующий шкафчик. Там была только посуда, старая, треснувшая и потемневшая.
Дерек собирался внести свой вклад в развитие стаи изначально, еще когда только загорелся идеей в нее войти. Так что начать стоило, наверное, с похода в продуктовый магазин.

URL
2014-12-21 в 23:41 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
Ключ висел прямо у входа, и не то чтобы Дерек ожидал чего-то иного, но эта дура определенно не войдет в задний карман его джинсов. Ключ, под стать двери, был громоздким, тяжелым, с резными выступами. Такой замок взломать очень трудно. Хотя, если честно, даже если кому-то удастся, брать тут особо и нечего.
Дерек проверил кошелек в кармане кожанки, задвинул тяжелую дверь, крутанул ключ в скважине и пошел к лестнице. Лифт был рабочий, Дерек поднимался на нем, когда шел к Скотту. Но волк внутри наконец поднялся с подкошенных лап, ощущая присутствие сильного альфы, хоть и не совсем рядом, но все же близко, и хотелось немного подвигаться.
Дерек вышел на улицу, бросил быстрый взгляд на припаркованную Камаро, решил для себя, что лучше выкупит гараж в квартале отсюда, чем будет оставлять малышку на съедение трущобной шпане, и двинулся к выходу со двора.

Этот район города был ему не знаком. Не то чтобы Бикон-Хиллз был мегаполисом с бесчисленным количеством районов, но в нем также имелось деление по социуму, как и в любом другом городе.
Дерек до шестнадцати прожил на окраине города, но не потому что его семье нравились леса, как однажды предположил Стайлз. И не потому что он - дикарь, как однажды предположил Стайлз. И не для того, чтобы бегать каждую ночь за дичью, как... однажды предположил Стайлз. Если отъехать от того места, где сейчас валялись лишь доски и разный сожженный хлам, чуть дальше к черте города, там будет стоять еще три или четыре особняка.

Когда они все еще только строились, может быть, около сотни лет назад, те места считались гораздо более престижными, нежели центр города. Центр, как говорилось, был создан для людей, у которых не было денежных возможностей добираться до рынков и лавок, и все знали, что если женщина приехала за пресловутым молоком аж с окраины, то она определенно богачка.

Дерек считал это глупым, но раз уж так водилось, то пусть. В любом случае, немного погодя, все-то пару-тройку десятков лет спустя, центр начал приобретать свою популярность. Люди перестали строить особняки на окраинах и начали - многоэтажки, натыканные вперемешку с лавками и салонами.
Дедушка и бабушка Дерека купили особняк на пике спада цен, да там и остались жить. Так что когда и отец привел мать в их дом, никто не думал о переезде. Дедушка умер, едва Дереку исполнилось пять, а бабушка ушла за ним еще спустя пару лет, но дом все еще оставался их домом. В то время, как большую часть таких же особняков снесли, и многие их знакомые соседи переехали в более скромные домишки ближе к центру.

Потихоньку формировались те самые социальные деления, и в конечном итоге, к нынешнему времени, престижный район превратился в "райончик для фриков", который смогли переплюнуть по своей незавидной славе разве что так называемые трущобы. Здесь дома стояли, тесно прижавшись друг к другу, и все магазины или различные салоны обвивали их крепкой лентой, пробивая себе маршрут даже в подворотни, в которые редко кто заходил.

Пока Дерек шел вдоль дороги, он успел заметить и парикмахерскую, и тату-салон, и какой-то очень захудалый клуб, в который, тем не менее, собралась приличная очередь. Дерек тактично обошел толпу, огляделся по сторонам и заметил далекую вывеску с горящей зеленым надписью "ПРОДУКТЫ". Чтож, он готов был признать, что все эти растыканные по углам лавки были довольно удобны.

Магазин оказался большим, с хорошим выбором и очень многолюдным, несмотря на позднее время. На выходе стоял грузный черный охранник лет тридцати и в открытую клеил какого-то пацаненка. Тот выглядел максимум на шестнадцать, и то - в лучшем случае, но ни второго охранника, ни кассирш, ни кого-либо в этом месте такое поведение, кажется, не трогало. Дерек окинул взглядом паренька - худой, высокий, смазливый, - и прошел вглубь магазина, захватив тележку.
Наверное, мораль - это не то, в чем Дерек преуспел, так что не ему судить. В конце концов, когда ему было двадцать три, он сам натирал на ладонях мозоли из-за шестнадцатилетки. Но кто, ради всего святого, вообще остался бы равнодушным к этому долбанному рту.

- Черт, - выдохнул Дерек и пнул бедную тележку, пытаясь выкинуть из головы ненужные воспоминания.
- Казенное имущество, детка, - пропела сбоку девушка, стоя к нему спиной и что-то чиркая на ценниках. И, черт возьми, Дерек знал этот голос, и цвет волос, и... - Если колесико отпадет, я сначала заставлю тебя его съесть, дождусь, когда оно выйдет, а потом ты приделаешь его обратно, ясно?
...этот ласково-угрожающий тон.
- Лидия? - неверяще позвал он.

Спина напряглась, маленькая ладошка с зажатой меж пальцев ручкой замерла над ценником. Лидия повернулась к нему только спустя невыносимо долгую секунду, и надежда на то, что Дерек обознался, разбилась, даже не потеплев.
Кто-нибудь должен объяснить ему, какого черта происходит. Почему эта феечка, из которой бы вышел блестящий химик или математик, переписывает ценники в продуктовом магазине в самом бедном районе города.

- Дерек, - сказала Лидия без намека на вопрос. Она по-прежнему ловко стояла на каблуках и не стеснялась коротких юбок, а рыжие волосы аккуратными волнами струились к груди. Но зачем-то время и неизвестные Дереку обстоятельства наградили ее некрасивым кривым шрамом от ожога на щеке. - Не ожидала тебя увидеть. Давно вернулся?
- Сегодня днем, - ответил Дерек и поймал взгляд Лидии, оторвавшись от шрама. Та заметила его маневр и насмешливо улыбнулась.
- Я не оборотень, на мне не заживает, - весело сказала она и указала большим пальцем на витрину позади себя. - Прости, мне нужно работать. Я думаю, еще встретимся.
Дерек покивал, нерешительно ей улыбнулся и, дождавшись улыбки в ответ, пошел дальше.

Он обязательно расспросит обо всем Скотта. Что случилось после того, как он уехал. Что произошло с каждым из них. Что именно сломалось в каждом из них.
На самом деле, почти не удивляло, что все-таки что-то такое произошло. Дерек уехал в разгар бури, не застал падения никого из них. Видел только, как Стайлз потихоньку сдувается, но был уверен, что тот выберется из этого. Стайлз был самым сильным человеком из всех, кого он знал. Его внутреннюю стену не так уж просто сломать, и кто-то явно сильно на нее налег, чтобы тонкая трещина превратилась в дыру.

К тому времени, как началась вся та заваруха, они почти сдружились. Однажды Стайлз просто засиделся у него дома, отрешенно читая какую-то толстенную книгу, которую нашел в коробках с уцелевшими после пожара вещами, и не заметил, как квартира опустела, и остались только они вдвоем. Он тогда смущенно почесал затылок, оторвавшись наконец от книги и заметив, что Дерек наблюдает за ним уже какое-то время. "Эм, если я тебе еще не надоел, может, сделаем перерыв на какао?", спросил он тогда, чтобы разрядить обстановку, наверное.

В итоге, за тем самым какао они о многом успели поговорить. И даже когда оно закончилось, они продолжали говорить.
Это был очень искренний, глубокий, почти интимный разговор, и Дерек чувствовал, будто ему отдают какую-то важную частичку себя. Стайлз тогда признался, что если с его отцом что-то случится, скорее всего, он окончательно сломается. А Дерек почему-то начал рассказывать о Лоре и том, что больше всего на свете ему не хватает именно ее.

А потом как-то произошло это. Они просто в какой-то момент замолчали, и молчание не тяготило, наоборот, будто подначивало, а дыхание Стайлза так сильно обжигало губы, и Дерек просто сдался. Они целовались, и это не было жарко, не было сексуально, и там не было никаких страстных укусов.
Дерек нерешительно мял его мягкие губы, оглаживая пальцами его подбородок и уши, пока Стайлз, задушено всхлипывая, робко шевелил губами в ответ. А потом они просто не успели об этом поговорить.

Когда началось это всеобщее безумие, Дерек не выдержал. Не снова. С него достаточно было одного массового крушения, в котором он устоял, и он не хотел глупо выйти из игры во время второго. Он сомневался какое-то время, но потом Эллисон погибла, и Дерек решился.

Он собирался ехать вместе с Корой. Обещал ей начать новую жизнь, чтобы она окончила колледж, университет, нашла работу по душе. Чтобы они воспользовались еще одним, черт возьми, данным им шансом. У них больше не было ни мамы, ни отца, ни даже нудной старшей сестры, за возвращение которой Дерек отдал бы все, что угодно. Но они были друг у друга, и Дерек хотел просто еще раз попробовать.

Но Кора отказалась наотрез. Она осталась, пообещала не держать на него зла, трепетно поцеловала на прощание в щеку и сказала, что он был классным братом, несмотря ни на что.
Они почти не созванивались. Ни с кем, вообще-то. Дерек только раз поздравил Стайлза с Днем Рождения, но тот не ответил, и Дерек решил, что больше не станет писать.
И вот сейчас он пожинал плоды своих ошибок.

URL
2014-12-21 в 23:41 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
Дерек кинул в тележку несколько банок консервированной фасоли, осмотрел гору продуктов, удовлетворенно кивнул и двинулся в сторону касс.
- Привет, - улыбнулась темнокожая кассирша, пробивая пачку молока. Дерек отметил ее странный прикус и хорошенькую зону декольте и отвернулся.
- Вечер, - ответил он и положил на ленту пачку жвачки.
- Не видела тебя здесь раньше, - сказала она. Дерек раздраженно выдохнул. Он не из тех, кто любил поболтать, пока ждал свои продукты. - Недавно переехал?
- Вроде того, - вежливо ответил он и вздрогнул, когда увидел стоящую рядом Лидию.
- Брейден, - начала она менторским тоном, и Дерек едва сдержал улыбку, заметив настоящий праведный страх в глазах кассирши. - Не болтай с покупателями и быстрее работай ручками. Когда ты поймешь, что у тебя не получается делать два дела одновременно, возможно, я подумаю замолвить боссу словечко о повышении твоей зарплаты. А пока что делай что-то одно, и советую тебе выбрать то, за что ты получаешь деньги, милая.

"Брейден" тут же заткнулась, потупила взгляд и принялась пробивать продукты с двойной скоростью. Лидия с независимым видом хмыкнула, подмигнула Дереку и скрылась так же быстро и незаметно, как и появилась. Чтож, кажется, администратор из нее тоже вышел неплохой.
Спустя несколько минут монотонного писка, Брейден назвала вылезшую на экранчике сумму и поблагодарила, когда Дерек расплатился без сдачи. Девчонка, стоящая рядом и складывающая продукты в пакеты, безразлично пожелала ему хорошего вечера и продолжила жевать свою жвачку, громко и неприятно.

Когда Дерек вышел из магазина, небо стало еще темнее, чем было, а народу на улицах заметно прибавилось. Он покрепче перехватил пакеты и неспешно пошел к дому, ориентируясь на вывески, которые запомнил по пути в магазин. Он прошел мимо симпатичной кофейни с загадочным названием на французском, миновал тот захудалый клуб, который теперь грохотал музыкой так, что даже асфальт вибрировал, и нашел глазами тот самый поворот, ведущий во двор.
Камаро стояла не тронутая. Никто не закидал ее яйцами, никто не выбил ей стекла, никто не нарисовал член на водительской двери. Дерек выдохнул и бодро зашел в подъезд.

Его насторожили звуки еще на четвертом этаже. Непонятное шуршание и чья-то приглушенная ругань. Оставшиеся восемь этажей Дерек проехал на лифте, решив, что так будет быстрее. И когда из лофта донесся чей-то стон, он понял, что это не проникновение с целью ограбления. Но не стоять же ему под дверью, в конце концов.
Он невозмутимо прошел в лофт, повесил ключ на место, закрыл дверь и, стараясь не приглядываться к происходящему прямо, черт возьми, на диване, понес пакеты на кухню.

- О, да, господи, да! - залепетал вдруг незнакомым голосом какой-то мальчишка, и Дерек совершенно непроизвольно скосил взгляд.
И обомлел.
Стайлз, уверенно придерживая мальчишку за горло, трахал его так, что диван протестующе жалобно скрипел. Зато тот перестал сдерживаться и принялся стонать и шептать какие-то пошлости, пока Стайлз молча долбил его в зад.
Дерек моргнул, завис на секунду, завороженный движением бедер, и отвернулся к пакетам.
Не лезь к нему, ладно? Просто не трогай его.
Первый приказ альфы оказался очень кстати.

Дерек подключил наушники к телефону, включил музыку на среднюю громкость и занялся продуктами. Спустя какое-то время громкость пришлось увеличить, потому что пацан принялся стонать с двойным старанием. Дерек прикрыл глаза, досчитал до пяти, и желание разбить ему голову о стену, а Стайлза перегнуть через спинку дивана и выебать, немного притихло.

Мама не любила проводить время на кухне. В их семье всегда готовил отец, и каждый раз, когда Питер подшучивал над его фартуком, он оказывался лицом в своей тарелке. То, что отец был человеком, вовсе не делало его слабее.
Он всегда говорил, что этот процесс его успокаивает. Дерек никогда не понимал, как чистка картофеля или шинковка капусты может успокаивать, но сейчас, трепетно снимая кожуру с ошпаренного томата, он начинал ценить все прелести чудесной методики.
Спасибо, папа.
Дерек быстро настругал оставшиеся овощи, водрузил их в большой сотейник, в котором уже обжаривалось мясо, и убавил огонь, прикрыв крышкой. Кажется, рагу тушиться осталось что-то около двадцати минут. Как раз есть время принять душ.

Картина значительно поменялась, когда Дерек в этот раз рискнул пройти мимо дивана. Мальчишка теперь стоял на коленях и старательно отсасывал Стайлзу, пока тот безразлично копался в телефоне. Дерек выпустил пораженный смешок.

Стайлз оторвался от экрана, вскинул глаза на Дерека и едва различимо растянул уголки губ в улыбке. Выглядел он ужасно. Под глазами залегли темные синяки, скулы заострились, лицо сильно похудело, волосы хаотично торчали во все стороны. Мягкие, розовые, обычно влажно поблескивающие губы запеклись, покрылись некрасивой пленочкой. Он выглядел еще более бледным, чем был на памяти Дерека, и от него ощутимо несло какой-то дрянью.
Значит, на наркоте.
Потрясающе.
Дерек презрительно скривился и, развернувшись, начал подниматься на второй этаж.

***


- Натрахался на моем диване? - спросил Дерек, отодвинув шторку.

Стайлз стоял, прислонившись плечом к косяку, и блаженно улыбался. Из одежды на нем был только плед, слабо повязанный на бедрах. Смотреть на него было страшно - если раньше Стайлз был жилистым, то сейчас он был попросту худым. Даже с расстояния Дерек мог бы пересчитать его ребра, и это почему-то очень больно ранило. Во что превратился тот мальчик из его воспоминаний?

- Вообще-то, это наш диван, - хмыкнул он в ответ. Его голос звучал тихо и хрипло. - А ты можешь валить на свой. Который, наверное, в Нью-Йорке?
Дерек терпеливо вздохнул, вылез из ванной и принялся неспешно вытираться. Липкий взгляд Стайлза скользил вдоль его тела.
- Можно я оденусь? - нарочито вежливо попросил он, выпрямившись.
- А тебе кто-то мешает? - невинно приподнял брови Стайлз. Дерек хмыкнул и отвернулся к тумбочке, на которую он сложил чистую одежду.
- Твоя соска.
Стайлз неловко охнул, видимо, совершенно не заметив, как паренек подошел сзади.
- Мне бы помыться, - тихо заметил тот.
- Дома не помоешься?
- Но я...
Дерек закатил глаза, натянул боксеры и, подхватив оставшиеся шмотки под локоть, подошел к порогу.
- Дай парню вымыться, не будь сукой.
Стайлз зло скрипнул зубами, но ничего не ответил. Дерек спустился вниз, оделся и как раз почувствовал настойчивый запах тушенных овощей. Горелым вроде бы не пахло, так что ужин можно было считать удавшимся.
- Ужином его тоже накормишь? - насмешливо спросил Стайлз, спустившись через какое-то время.
- Зачем? Он уже, наверное, поел, - улыбнулся Дерек. Стайлз залился лихорадочным румянцем, и смотрелось это почти жутко на синеватой коже. - Но если хочешь, мне не жалко.
- Он не останется здесь дольше, чем мне нужно, - покачал он головой. Мальчишка, как по заказу, зашел в кухню и робко остановился рядом со Стайлзом.
- Может, еще встретимся? - застенчиво предположил он. Дерек хотел бы разозлиться, но пацан вызывал лишь жалость сейчас, когда единственное, чего хотел от него Стайлз - чтобы он поскорее свалил.
- Прости, детка, - с деланным сожалением произнес тот. Заминка перед обращением почти насмешила Дерека - вряд ли он помнил, как зовут мальчишку. - Не в моих правилах.
- Так, все, - выдохнул Дерек, утомленный представлением. - Иди домой, парень, мама уже, наверное, заждалась.
Тот помялся пару секунд, бросая на Стайлза отчаянные взгляды, а потом, грустно опустив голову, развернулся к выходу.
- Что на ужин? - бодро спросил Стайлз, не дождавшись даже хлопка двери. Блядь, ну и сука же малолетняя.
Дерек обреченно покачал головой и, забрав сумку, поднялся на второй этаж. Спать на этом диване он точно не собирался.

URL
2014-12-21 в 23:42 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
***


- Я тебе сейчас по морде съезжу. Отъебись, обморочный, - предупредил женский рычащий голос, и серьезно, Дерек уже устал удивляться.
- Хейлы все такие нудные? - застонал Стайлз, а спустя секунду послышался глухой звук удара. - Блядь, ладно-ладно, отпусти.
Дерек отложил книжку, поднялся с кровати и быстро вышел в коридор. Снизу слышалась какая-то возня, будто Кора протирала Стайлзом пол. Хотя такой вариант исключать было нельзя.
- Привет, - сказала она, когда Дерек остановился у подножья лестницы.

Стайлз действительно валялся на полу и судя по тому, как он лениво барахтался, вставать не собирался. Из носа струился кровавый ручеек. Дерек окинул его быстрым взглядом и поднял глаза на сестру.
Кора выглядела... повзрослевшей. Она сейчас отчетливо напоминала ему Лору. Минимум косметики, высокий конный хвост, короткие бесцветные ногти и черные мужские часы на правой руке. Она смотрелась неуместно в обстановке бедно обставленного лофта.

- Привет, - выдохнул Дерек. Кора расплылась в дурашливой улыбке и сделала шаг навстречу, чуть разведя руки в стороны. Дерек хмыкнул. - Семейные объятия?
- О, просто заткнись и иди сюда, - она цокнула языком, сделала оставшиеся пару шагов и обняла его за шею, уткнувшись носом в плечо. Дерек несмело положил ладони ей на талию.
- Эй, - вдруг гнусаво позвал Стайлз. - Я тут, типа, кровью истекаю, но все в порядке, вы можете обниматься и дальше.
- Боже, может, из тебя хоть дурь выйдет, - буркнула Кора.
- Ненавижу вас всех, - шепнул Стайлз и попытался встать, но в итоге только неловко перевернулся на бок. Стукнулся носом о пол и застонал. - Блядь, Господи Иисусе!
Кора отстранилась, закатила глаза и невозмутимо прошла на кухню, тут же сунув нос в холодильник. Дерек еще несколько секунд понаблюдал за мучениями Стайлза, а затем присел возле него на корточки.
- Давай, вставай.
- Не могу, - захныкал тот. Слабо дернулся, поскреб ногтями ковер и обмяк. - Нет сил подняться.
- Наркота кончилась, вот он и ноет, - постановила Кора, остановившись на пороге с банкой шоколадной пасты в руках.

Стайлз действительно пах очень болезненно, несчастно. И тело едва заметно дрожало. Дерек легко дотронулся до голого плеча, собираясь слегка растормошить Стайлза, и тут же отдернул руку, испугавшись внезапной вспышки боли. Он даже не напрягался, даже не пытался искать источник боли, она была вся на поверхности, будто полностью заполнила Стайлза и сочилась из него вместе с потом и выходящим из легких воздухом. Дереку было сложно представить, как вообще Стайлз должен себя сейчас чувствовать.

- Ха, - слабо выдохнул тот и дернул пальцами в сторону Дерека.
- Вы вообще пытались ему помочь? - сглотнув горечь с языка, спросил Дерек и решительно подхватил его на руки, перетащив на диван. Черные змейки тут же заструились по венам вверх.
- А ты как сам думаешь? - Кора поставила баночку на тумбу и тоже подошла ближе. - Первое время мы все его опекали. Ночевали и дневали с ним, следили, чтобы он не наделал глупостей. Но это бесполезно. Он каждый раз срывается, Дерек.
- А отец? - нахмурился тот, держа ладонь на горячем лбу. С такого близкого расстояния внешняя слабость казалась почти смертельной.
- Он в коме, - коротко ответила Кора и, оттолкнув руки Дерека, принялась черпать боль сама. Дерек сглотнул подступивший к горлу комок. - Ножевое ранение. Аппарат пока что поддерживает жизнеобеспечение, но это только до тех пор, пока не закончатся деньги. Стайлз тогда заложил дом и сразу же перевел все деньги на лечение. Но вряд ли у него осталось много времени.

Так вот, что сделало из трещины дыру. Конечно.
Если с моим отцом что-то случится, я просто сломаюсь, Дерек.
Дерек вздохнул, прощупал свое внутреннее состояние и вновь потянулся к Стайлзу.

- Скотт раньше бесился, - сказала Кора, не отводя руки. - Бегал каждый раз, искал Стайлза по всему городу. А потом это просто стало настолько частым явлением, что он сдался и прекратил. Мы все прекратили. А он превратился в то, во что превратился.
Змейки посветлели, перестали быть густо-черными. Дерек перевел дыхание, спертое от боли, но упрямо продолжил держать руку на чужой груди.
- Если хочешь знать, его сильно подкосил твой отъезд, - продолжала Кора. Дерек сжал зубы, всматриваясь в беспокойно искривившиеся брови.
- Его нужно покормить, он скоро сдохнет только от истощения, - сказал он, проигнорировав реплику. Ему не хотелось говорить об этом сейчас. - Он вообще жрет что-нибудь?
- В этом доме вообще мало возможностей нормально поесть, - покачала головой Кора. - Наверное, где-то что-то перехватывает, раз до сих пор еще дышит.
- Ему нужен специалист, - твердо сказал Дерек, с облегчением заметив, что змейки стали уже почти совсем бледные. - Это зависимость, она не лечится так просто, как хотелось бы.
Стайлз причмокнул губами, всхлипнул и неловко поерзал, так и не открывая глаз. Кора тут же убрала руки и, подхватив баночку с пастой, скрылась на кухне.
- Ух ты, ты купил мороженое? - радостно воскликнула она. Дерек решительно проигнорировал оптимистичный выпад и помог Стайлзу перевернуться на бок. Тот сразу же довольно вздохнул, совсем по-детски шмыгнул носом и забрал себе руку Дерека. Обвил ледяными пальцами и положил под горячую щеку. Темные пушистые ресницы мелко дрожали от беспокойного сна.
Дерек устроился на полу поудобнее и приготовился ждать.

URL
2014-12-21 в 23:47 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
***


Он проснулся уже в полнейшей темноте от неясного шебуршания совсем рядом. Дерек моргнул несколько раз, пытаясь понять, когда это он успел упасть с кровати, а затем вспомнил, почему именно он сидит на полу.

- Холодно, - слабо шепнул Стайлз позади него, и Дереку пришлось высвободить затекшую руку. Он взял скомканный плед со спинки и, расправив, накрыл им Стайлза. Тот тут же закутался в него плотнее, словно большое буррито, и засопел.
- Какого черта ты с собой натворил? - буркнул в тишину Дерек. Он, вообще-то, не надеялся на ответ, так что когда Стайлз вдруг заговорил, он едва не подпрыгнул на месте.
- Какая уже разница, - безразлично заметил тот, и его зубы громко стучали от холода. - Все равно, я скоро сдохну. Не от передозировки, так сам убьюсь, когда денег на дозу не будет.
- Заткнись, Стайлз, - процедил сквозь зубы Дерек. - Ты вылечишься.
- Ты такой забавный, - хмыкнул Стайлз и вдруг легко дотронулся холодными пальцами до его загривка. - Вроде взрослый уже, а все еще во что-то веришь, как маленький. Мне нравится.

Они молчали какое-то время, пока Стайлз тепло дышал ему в затылок. Дерек чувствовал исходящую от него тоску и жалел, что не может вернуться в прошлое.

- Ты горячий, - наконец шепнул Стайлз. Дерек подавил сладкую волну внизу живота и лениво усмехнулся:
- А ты холодный. Укройся.
Стайлз фыркнул, отнял руки и завертелся позади с громким натужным сопением. Когда Дерек повернул к нему голову через плечо, он сидел, по-турецки скрестив ноги и укутав пледом плечи.
- Почему ты уехал? - тихо спросил он, помолчав. - Я думал, мы тогда уже перешли от ненависти друг к другу к какому-то подобию доверия. Или я ошибся?
- Я не знаю, Стайлз, - признался Дерек, покачав головой. - Это сложно объяснить.
- Попробуй, - пожал тот плечами. - Потом, когда я сдохну, уже будет поздно.
- Стайлз...
- Да-да, - закатил он глаза. - Я вылечусь, найду себе кого-нибудь, у меня будут детки и морская свинка, знаем, проходили. Давай. Говори.
- Не смог.
- И все? - недоверчиво переспросил Стайлз и пораженно выдохнул, когда Дерек кивнул. - Дерек, это... Боже. Нам всем было тяжело.
- И в итоге, во что вы все превратились? - горько усмехнулся он.
- Но мы не сбегали, - прошипел Стайлз. - Ты не представляешь, что мы все пережили. И ты не имеешь права судить меня или кого-то еще, понял?
- Да какого черта? - взорвался Дерек. - Почему ты винишь меня?
- Я не, - Стайлз осекся, моргнул и с лязгом зубов захлопнул рот. - Потому что ты поступил хреново. С нами. Со мной, блядь!
- С тобой? - зло рассмеялся Дерек. - Нас с тобой разве связывают какие-то обязательства?
Стайлз нахмурился, разом растеряв всю свою воинственность.
- То есть?.. Я думал... Ясно. Прости, я не так тебя понял.
- О чем ты?
Стайлз шмыгнул носом, покачал головой и указал подбородком в сторону лестницы.
- Тебе лучше идти в постель, если не хочешь, чтобы на тебя утром наступил Айзек.
- Блядь, Стайлз!
- Что? - выплюнул тот. - Будто ты не знал, господи, Дерек! Будто не знал, что я к тебе всегда испытывал. Ты сам виноват, что дал мне надежду. И ты виноват в том, что разбил ее. Вот, почему я виню тебя, блядь!

От Стайлза снова повеяло глухой тоской и грустью, а запах болезни стал на секунду почти невыносимым. Дерек инстинктивно потянул руку к источнику боли, но замер, поняв, что ту боль, которую он причинил, не вытянуть по венам.
Стайлз вдруг как-то задушено всхлипнул и застонал.

- Ну, просто потрясно, - сказал он, закрыв лицо ладонями. - Теперь ты будешь меня избегать до конца жизни.
- Вообще-то...
- Ты не мог бы сейчас уйти и оставить меня тут. Как бы, совсем одного и совсем несчастного, ладно?
- Стайлз...
- Нет, правда, съеби, дай мне сдохнуть от стыда в одиночестве.
- Блядь, Стайлз! - зарычал Дерек и только спустя какие-то бесконечно долгие секунды понял, как близко успел подобраться. Стайлз под ним дрожал, испуганно рвано вдыхая, и Дерек с огромным усилием сменил цвет радужки на обычный и втянул полезшие клыки. - Черт!
Стайлз осторожно выдохнул и не отстранился, а, наоборот, приник ближе, робко цепляясь пальцами за футболку.
- Стайлз?
Тот не ответил. Сжал пальцы сильнее и зажмурился, что было мочи.
- Я надеялся, что ты вернешься, - прошептал он совсем тихо. - Представлял, как ты снова меня поцелуешь.

Дерек завороженно уставился на его губы. Хотелось оторвать эту дурацкую насохшую корочку к чертям, вылизать губы так, чтобы они снова стали розовыми, припухшими и влажными. Стайлз подался вперед, раскрывая рот, и Дереку оставалось только двинуться навстречу. У Стайлза по-прежнему был неумелый, но юркий язык, но в этот раз он не стеснялся прикасаться везде, до куда только мог дотянуться. Дерек чувствовал его ледяные ладони под своей футболкой, на шее, у ремня на джинсах. Он ловил сбитое возбужденное дыхание и делился недостающим воздухом.
Стайлз настойчиво потянул его футболку вверх, Дерек, не желая надолго отрываться от сладкого рта, послушно поднял руки и тут же приник обратно к губам. Стайлз застонал, хрипло, надрывно, и двинул бедрами, проезжаясь пахом по вставшему члену.

- О, господи, - выдохнул он прямо Дереку в губы и взялся за ворот футболки. Тот поморщился, даже в темноте разглядев выступающие ребра, и трепетно поцеловал подрагивающий втянутый живот. - Дерек, иди сюда.

Дерек послушно подтянулся на руках ближе к его лицу и принялся выцеловывать каждый сантиметр бледной холодной кожи. Стайлз вертел головой, пытаясь губами поймать его губы, в то время, как Дерек упрямо продолжал выслеживать линии острого подбородка. Его руки юрко скользнули вниз, одна ладонь прижалась к паху, подрагивающими пальцами второй Стайлз принялся тормошить пуговицу на ширинке. Дерек уперся ладонями по бокам от его лица и, поймав на себе размытый взгляд, внезапно очнулся. Он так увлекся Стайлзом, его сладкой кожей, его тонким телом, что совершенно пропустил момент, когда кто-то вышел из лифта.
Дерек тут же замер и напряг слух.

- Что ты, блядь, делаешь? - прошипел Стайлз, настойчиво притягивая его к себе.
- Кто-то идет, - прошептал Дерек. Стайлз остановился на полудвижении и в ужасе распахнул глаза, когда совсем близко звонко зацокали чьи-то шпильки.
- Лидия, - выдохнул он и зачем-то столкнул Дерек на пол. Тот мягко приземлился на ковер, но больно ударился затылком о торчащую из "столика" доску. - Полежи тихо.
- Какого хрена она тут вообще делает? - на грани слышимости спросил Дерек, чуть приподняв голову. Стайлз быстро скатал обе футболки в большой ком и бросил ему в лицо, рухнув на подушку и закутавшись в плед по уши.
- Заткнись.

Дверь грузно отворилась, шпильки процокали в помещение, и дверь закрылась обратно. В мертвой тишине лофта звук казался оглушающим. Лидия спустилась с небольшой лесенки, сделала еще пару шагов, а затем остановилась. Дерек опасливо втянул голову в плечи и посмотрел на Стайлза: тот лежал с закрытыми глазами и отпяченной нижней губой, его рука неподвижно свисала с края дивана. Дерек подавил желание потрогать его за кончики пальцев.
Лидия вздохнула, неуверенно потопталась на месте, будто не решалась - подойти к Стайлзу или идти наверх, а затем все же начала тихонько подниматься по лестнице. Дерек слышал, как открылась дверь на втором этаже, как Лидия скинула туфли и со вздохом плюхнулась на кровать. И как сонно завозилась Кора совсем рядом с ней. Дерек прищурился.

- В чьей комнате она собирается спать? - спросил он, комкая скрученные футболки. Стайлз приподнялся на локтях.
- Айзека.
- Почему?
- Потому что они трахаются, - утомленно вздохнув, объяснил Стайлз.
- А что там делает моя сестра? - медленно закипая, уточнил Дерек, уже подозревая ответ.
- Я тебя разочарую, но ответ будет тот же.
Он кивнул, справляясь с неясной злостью, и прислушался. В комнате наверху слышались липкие звуки поцелуев.
- Великолепно, - выдохнул Дерек и рывком сел на полу. Стайлз сверкал глазами в темноте не хуже кошки.
- Еще бы. А теперь проваливай, Хейл, - сказал он и повернулся на другой бок, показывая, что разговор окончен.
Дерек сжал зубы, выдохнул и поднялся на ноги. Стайлз не шевелился до тех пор, пока он не закрыл дверь в свою комнату.
Не шевелился, потому что почти не дышал.

URL
2014-12-21 в 23:48 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
***


- Так теперь у нас всегда будет завтрак? - уточнил Скотт и, не дуя, отправил в рот целую ложку горячего омлета. - Блядь!

Он открыл рот, резко и громко вдыхая, и принялся махать ладонями, остужая язык. Лидия, меланхолично ковырявшаяся в своей тарелке, только пренебрежительно фыркнула. Ее спутанные волосы, небрежно собранные в пучок, обрамляла красная бандана, а лицо, лишенное косметики, смотрелось совсем бледно в контрасте с ярким шрамом, идущим вдоль щеки - от виска и до самого подбородка. Дерек скосил на нее взгляд, рассмотрел слабую дорожку засосов, уходящую под ворот свободной мужской футболки, и отвернулся к последней пустой тарелке.

- Нет, если ты будешь вести себя как свинья, - фыркнула Кора, зайдя в кухню в джинсах и одном лишь лифчике.

Она шутливо отвесила Скотту подзатыльник и подошла к Лидии, склонившись к ее лицу. Ее едва заметная улыбка и то, как трепетно Кора поцеловала ее в раненную щеку, заставило Дерека вздрогнуть.

- Знаешь, твоя сестра абсолютно несгибаема, - покачал головой Скотт, потирая место ушиба.
- Кому как, - усмехнулся Айзек, зачесывая назад влажные после душа волосы. Дерек замер с лопаткой в руке и, приподняв брови, повернулся к нему лицом. Айзек перестал улыбаться. - Э, ладно. Мы поговорим об этом позже, да.
Дерек приподнял брови чуть выше. Айзек закивал.
- Или никогда, - Дерек кивнул в ответ. - Да-да, никогда меня устраивает.

Лидия снова тихонько фыркнула, а Кора, проходя мимо, слабенько пихнула его в плечо. Дерек улыбнулся, поставил пустую сковородку в раковину и густо залил ее разведенной с водой жидкостью. Он подозревал, что это и не жидкость вовсе, скорее, оставшиеся кусочки мыла, вспененные от воды.

- А ты будешь есть? - вдруг спросил Айзек. Дерек покосился на тарелку и покачал головой.

Вообще-то, он уже завтракал сегодня. Как раз после утренней пробежки выпил кофе и перекусил парочкой сендвичей. А потом еще наматывал круги около спящего Стайлза, периодически снимая хоть и слабую, но проступающую боль и подтыкая одеяло, когда тот начинал стучать зубами.
Он понимал, что ведет себя очень жалко. И что все произошедшее ночью - просто остатки, пыль прошлого. Но теперь Дерек отчетливо чувствовал во всем свою вину и инстинктивное желание помочь сдавливало виски. И еще, Стайлз по-прежнему был жутко красив, даже несмотря на больной вид. И он все еще был Стайлзом, и злиться на него за то, что таким образом он отгородился от своих проблем, Дерек действительно не мог, чтобы он не считал там себе изначально.

Поэтому он твердо для себя решить помочь ему с восстановлением. И если сейчас Стайлз точно не согласится на больницы и врачей, то первое время Дерек готов был просто кормить его с херовой ложки, чтобы он наконец перестал напоминать долбанный мешок костей. И связывать ему руки и ноги заодно, чтобы он не срывался. И держать его состояние в тонусе, желательно, без боли. Или хотя бы без ее физической составляющей.

- Это не мне, - ответил он. Айзек прожевал рыхлое песочное печенье и шмыгнул носом.
- А кому?
- Сейчас Стайлз проснется и будет есть.
Лидия впервые за все утро подняла на него взгляд. Дерек смотрел только ей в глаза, хотя все равно видел красное пятно сбоку.
- Решил его откормить? - спросила она с интересом, впрочем не сильно расщедриваясь на эмоции.
- Тогда можешь сразу отдать мне, - предложил Айзек. - Он все равно не будет есть. А если и будет, то через полчаса твой кулинарный труд окажется в унитазе.
- Значит, съест столько, сколько сможет, - безапелляционно заявил Дерек и указал пальцем на тарелку. - Это порция Стайлза, всем понятно?
Все, кто сидел за столом, лениво кивнули. Дерек удовлетворенно вздохнул.

- Я уже представляю, как твой член распирает меня изнутри, - интимным шепотом сказала Кора, вновь входя в кухню. Она застегивала на пуговицы атласную блузку, маленькая черная резиночка стягивала высокий хвост, между ее ухом и плечом был зажат телефон. Она помолчала какое-то время, с нечитаемым выражением лица поправляя ворот, а потом, картинно закатив глаза, достала с холодильника маленькую баночку с каким-то кремом. - Хочешь меня услышать?
Она положила телефон на стол, открыла баночку и, поднеся к самому динамику, принялась пошло хлюпать пальцами в жидком содержимом.
- О, да-а! - разорялась она, в перерывах медленно поедая из тарелки Лидии. - Господи!

Лидия флегматично хрустнула хлебцем и продолжила копаться в телефоне. Айзек с интересом обследовал стол на предмет еды. Дерек поморгал. Он сначала, как бы, ничего не понял. Потом тоже ничего не понял. Поэтому он дождался, когда Кора преувеличенно счастливым тоном попрощается с "лясиком", и задал вполне соответствующий ситуации вопрос:
- Какого хера?
Кора поправила хвост, взглянула на свое отражение в телефоне и, улыбнувшись Дереку, снова выбежала из кухни. На этот раз окончательно, потому что спустя полминуты открылась и закрылась дверь.
- И?
- Что? - Айзек пожал плечами. - Жить на что-то надо.
Лидия философски хмыкнула, подтянула сползшую с плеча футболку.
- Потрясающе, - прокомментировал Дерек и, захватив тарелку с подостывшим омлетом, вышел с кухни. Он был здесь только второй день, а прочувствовал атмосферу дурдома уже почти в полной мере.

Дерек поставил тарелку на ящик и аккуратно присел на край дивана, стараясь не беспокоить Стайлза. Тот не храпел, не сопел, не двигался. Если бы Дерек не слышал, как у него тихонько трепыхается сердце, он бы всерьез заволновался.
Он убрал с его влажного от испарины лба намокшую челку и осторожно потряс за плечо.
- Стайлз, - позвал Дерек и услышал, как Лидия с кухни вновь приглушенно фыркнула. Тот завозился, недовольно застонал и с головой укутался в покрывало. - Уже полдень, просыпайся.
- Отъебись, по субботам я сплю до воскресенья, - пробурчал Стайлз из своего укрытия.
- Сегодня вторник, - сказал Дерек.
- Значит, до среды, - упрямо ответил Стайлз. Дерек терпеливо вздохнул, какое-то время попилил взглядом тарелку, а потом одним движением стянул с него плед. - Эй! Ну какого хера?
Стайлз поморщился, сонно захлопал глазами и с трудом сел. Его пальцы едва заметно дрожали, а губы со вчерашнего насыщенно-разового цвета за ночь вновь побледнели и ссохлись. Дерек подавил желание вернуть им припухший вид и указал на омлет.
- Ешь, - хмуро сказал он. Стайлз посмотрел на тарелку, потом на Дерека и вновь на тарелку. Кажется, он собрался еще раз повернуться к Дереку, но тот успел поймать его за макушку и повернуть к тарелке. - Ешь.
- Да не хочу я есть! - взвился Стайлз и грубо скинул с себя чужие руки.
- Ну, что я говорил, - сказал Айзек с кухни.
- Значит, я отвезу тебя в больницу и там тебя не будут спрашивать, - спокойно ответил Дерек, проигнорировав замечание. - Капельница будет в твоем распоряжении.
Стайлз, совсем как раньше, надул щеки, кривя губы, выдохнул и недовольно рявкнул:
- Ладно!
Он подтянул к груди колени, и его поза стала такой беззащитной, что Дерек на секунду замер в нерешительности. Но потом он увидел бледно-синюю дорожку уколов на сгибе локтя, не скрытого тканью, и перестал сомневаться.
- С этих пор ты не выйдешь из дома без чьего-либо сопровождения, - сказал Дерек, пока Стайлз, по чуть-чуть загребая на ложку, аккуратно ел. - Твои, незнакомые мне, друзья и любовники не считаются.
- А ты не слишком ли много на себя взял? - зло прищурившись, спросил тот. Рука с зажатой в ней ложкой остановилась на полпути ко рту. - Ты здесь сколько? Сутки?
- В самый раз, - твердо ответил Дерек и, подтолкнув его под локоть, чтобы быстрее ел, встал с дивана.
- У тебя ничего не выйдет, - спокойно сказала Лидия, когда он зашел на кухню. Дерек обернулся, посмотрев на Стайлза - тот медленно, не уверенно, будто проверяя свое состояние, ел по маленьким ложечкам, - и пожал плечами.
- Посмотрим.

URL
2014-12-21 в 23:56 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
***


- Не хочу напоминать, но я же говорил, - произнес Айзек, впрочем, тон его не был самодовольным. Скорее, усталым и совершенно не удивленным.

Дерек тихонько рыкнул в его сторону и погладил Стайлза по сгорбленной спине. Весь завтрак вместе с огромным количеством какой-то жидкости и желчи спешно покидал его желудок, направляясь прямиком в унитаз. Стайлз болезненно корчился, хватаясь слабыми пальцами за ободок, и надсадно кашлял. Дерек добрался ладонью до его затылка и потянул боль на себя.

- Не надо, - прошептал Стайлз, дергая головой. - Я справлюсь без тебя.
- Вижу я, как ты справляешься, - осек его Дерек. - Больше не тошнит?
Стайлз отрицательно покачал головой и сел на пол рядом с унитазом, облокотившись на него затылком. Он тяжело дышал, синяки на бледной коже казались еще больше и темнее, все его тело мелко дрожало. Дерек посмотрел на Скотта и Айзека, оставшихся стоять у порога, те понятливо кивнули и ушли, а Дерек потянул Стайлза за талию, понукая встать.
- Не-е-ет! - запротестовал тот, неохотно отбиваясь. - Оставь меня здесь, я просто немного отдохну, а потом приползу.
- Заткнись.
Дерек подвел его к раковине, включил холодную воду, дождался, пока Стайлз понятливо склонит голову, и принялся щедро плескать ее в лицо. Стайлз фыркал и недовольно зыркал исподлобья, когда вода попадала в нос, но, впрочем, охотно подставлял лицо холодной ладони.
- Рот прополоскай, - посоветовал Дерек. Стайлз кивнул, поднес дрожащие пальцы к струе и, набрав полную ладонь, принялся умываться.
- Я сам дойду, - гордо сказал он спустя долгое плескание в раковине. Дерек наблюдал за ним и думал, что он похож на воробушка.
- Нет, не дойдешь, - наставительно произнес Дерек. - Ты встретишься лбом с косяком или упадешь на полпути.
- Я не беспомощный, - буркнул Стайлз, отталкивая его от себя.
- Нет, - согласился Дерек. - Но сейчас тебе все же нужно принять немного помощи.
Стайлз сглотнул, поднял на него тоскливый взгляд и безразлично пожал плечами.
- Давай.
Дерек хмыкнул и, не дав Стайлзу шанса передумать, подхватил его под коленки. Тот инстинктивно схватился за его шею, чтобы не упасть головой вниз, и комично округлил глаза.
- Я не это имел в виду, - сипло выдавил он, избегая встречи взглядов. Его белая худая шея была совсем близко, и Дереку стоило огромных усилий подавить желание провести по ней языком.
- Какая разница, как нести тебя до кровати.
- Огромная, - зашипел Стайлз. - Например, если бы ты просто помог мне дойти, твой член бы сейчас не упирался мне в ширинку.
- Там еще надо поспорить, чей и куда упирается, - хмыкнул Дерек и закрыл за ними дверь в ванную.
- Господи, как ты бесишь, - прошептал Стайлз и опустил голову, пряча красные от смущения щеки. Хотя Дерек считал, что румянец шел ему больше, чем смертельная бледность.
- Тогда, пожалуй, носить тебя до ванной и обратно будет Айзек? - предложил он, глядя Стайлзу в глаза. Тот отрицательно закачал головой.
- Он же постоянно все роняет, - трагическим шепотом поделился он. - Ты не можешь так со мной поступить.
- О, ты плохо меня знаешь, - улыбнулся Дерек и скинул Стайлза на кровать. Тот тут же закрутил головой, озираясь, а потом перевел взгляд на Дерека, подозрительно прищурившись.
- Это же твоя спальня.
- Ты сегодня удивительно наблюдателен.
- И что? - спросил он с вызовом. - Хочешь меня трахнуть?
Дерек моргнул. И откуда в голове этого пацана берутся такие мысли.
- Стайлз, - начал он, пораженно выдохнув. - К твоему сведению, забота - это не всегда предшествие траха.

Стайлз пристально смотрел на него какое-то время, а затем вдруг сдулся, как-то разом погрустнел. Его плечи поникли, а уголки губ опустились на манер грустного смайлика. Сейчас, в лучах поднявшегося солнца, что пробивалось сквозь тонкую занавеску, его кожа выглядела совсем серой и бледной. Жуткая худоба казалась хрупкостью, и все тело Стайлза выглядело так, будто он сейчас сломается пополам, если надавить ему на спину.
Дерек сжал зубы до боли в челюсти и мысленно отвесил себе затрещину.
Стайлз, чтоб его, был все также красив. И с этим ничего нельзя было поделать. Как и с волком, что готов был свернуться калачиком у ног болеющего человека и вылизывать ему пальцы.

- Отдыхай, - сказал наконец Дерек и собирался было выйти из комнаты, когда его тихонько позвал Стайлз:
- Дерек, - он помолчал, дожидаясь, пока тот поднимет на него взгляд. - Ты не обязан со мной возиться.
- Я просто не хочу хоронить и тебя.

***


- Где все? - спросил Дерек, спустившись на первый этаж. Скотт флегматично хлюпнул чаем и указал подбородком на дверь.
- Разошлись. Лидия на работу, Айзек на ее поиски, - ответил он и вдруг посмотрел на Дерека, заинтересованно подняв бровь. - А ты работаешь?
- Семейный бизнес, - кивнул тот. - Все финансовые вопросы решает специально нанятый человек. Мне не обязательно там появляться, достаточно иметь электронную почту.
- Кора в курсе?
- На нее открыт счет, - пожал плечами Дерек. - Она могла бы распоряжаться им еще с тех пор, как ей исполнилось восемнадцать.
- Но она в курсе?
- Не знаю, я не успел поговорить с ней об этом, - раздраженно ответил Дерек. Скотт вздохнул и вновь уткнулся в свою чашку.

Альфа из него, если честно, выходил какой-то хреновый. Скорее всего, его подкосили обстоятельства. Дерек не знал, куда делись Кира и Лиам. Где, черт возьми, Питер и Малия. Но он видел остальных, был в курсе, что произошло с Эллисон, и этого вполне хватало для того, чтобы понять - Скотт отчаялся. Дерек успел заметить и больной блеск в его глазах, когда он смотрел на Стайлза, и грустную улыбку каждый раз, когда натыкался взглядом на фотографию.
Дерек понимал и не обвинял.

- Мы можем поговорить? - спросил он, присаживаясь на другой край дивана. Скотт перевел на него взгляд и кивнул.
- Конечно, чувак.
- Расскажи, что произошло после того, как я уехал.
- Много чего, - пожал плечами Скотт и горько усмехнулся.

Первое время было ничего. Они кое-как справлялись с дерьмом, опустившимся на их плечи, успевали сдавать важные тесты хотя бы на допустимый минимум и даже спать по три-четыре часа в сутки. Но позже вся мнимая, навеянная самообманом, сила пошла трещинами.

Пока Скотт, отрешившись от всего мира, страдал разбитым сердцем, Лидия медленно сходила с ума, каждый день строча смс-ки то Эллисон, то Эйдану, и отказывалась принимать чью-либо помощь. Айзек, вмиг растерявший приобретенную браваду, лишь потерянно молчал и шарахался от любого шума. А Кира с Лиамом, лишившись поддержки, тихонько ушли в тень. И если Лиам еще какое-то время пытался достучаться до запершегося внутри Альфы, то Кира сдалась сразу. Через несколько недель Юкимура в полном составе переехали в соседний штат. За ними последовали и Данбар, задержавшись в городе еще на пару дней.

Скотт не был расстроен. Как и кто-либо еще.

Стайлз бодрился, храбрился и вообще вел себя как всегда, пока Скотт не начал замечать тонкий, окутывающий его с ног до головы, запах медикаментов. Странным это никому не показалось - Стайлз всегда на колесах, и тому было официальное разрешение врача ввиду определенных обстоятельств, вроде дрожи в коленках или полного отсутствия дельных мыслей в голове, когда это действительно было нужно.

Когда в Бикон-Хиллз явилась чернокожая наемница, Скотт начал раскачиваться. Во всяком случае, желание утопиться с камнем, привязанным к шее, у него почти пропало.
Он с твердой уверенностью обрезал их самую лучшую совместную фотографию с Эллисон и вставил ее улыбающееся лицо в небольшую деревянную рамочку. Еще через пару дней решился приклеить тонкую черную ленту в уголке. Так она закрывала кусочек его руки и символично перерезала ее шею. Класс.
Мелисса тактично отворачивала рамочку лицом к стене каждый раз, когда приходила убираться в комнате Скотта, а тот делал вид, что не замечает, как она тоскливо вздыхает, ероша его вновь отросшие волосы.

Но Скотт вновь встал на ноги, а за ним, неуверенно касаясь лапами земли, поднялся его волк, слабо, неохотно и трусливо прижимая уши к голове.
От Стайлза стало пахнуть сильнее. Болезнью, слабостью и таблетками. Скотт волновался, выспрашивал о проблемах и получал в ответ дружеский тычок в бок и снисходительную ухмылку. На улыбку его посеревшее лицо и бледные губы уже не были способны.
Но, по крайней мере, Стайлз все еще был охренительно умным чуваком, так что когда он наконец разобрал все мысли в голове на две отдельные кучки - "учеба"/"дерьмо" - ему стало заметно лучше.

А потом шериф пострадал. Обидно и нелепо, попросту наткнувшись на нож долбанутого торчка, требуя всю наличку от несчастной, прижатой к стене, девчушки. Ранение оказалось серьезным настолько, что единственным, подвергающимся врачебной этике, решением было введение шерифа в медикаментозную кому.
Стайлз никогда не был глупым мальчиком. Он знал, что из таких не редко, когда не возвращаются совсем. Но сдаться тоже не мог, так что, обезумев от горя и перестав трезво соображать, заложил дом и перевел все деньги на лечение.

Он начал подрабатывать в барах и клубах, за двадцатку или колеса исполняя приватные танцы на коленях упитанных голодных дяденек, и Скотт видел это собственными глазами, и это больше, чем "фу". Это не описать.
Но позже все равно перестал. Сил не хватало на то, чтобы поднять правую руку, не то что на движения бедрами.

URL
2014-12-21 в 23:57 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
А пока Стайлз сражался со своими внутренними демонами, находясь в зоне табу в личном списке Скотта, они устраняли вполне себе настоящих. Вернее, настоящего. Одного.
Гребаного Питера, все-таки выстроившего свои темные тайные многоцелевые интриги на стороне. Который где-то откопал потомственную ведьму из древнейшего рода и нашел способ стать Альфой. Вот только Питер не собирался делать это во благо стаи. Скорее, во благо своей ненасытной самовлюбленности.
Поэтому когда Питер слетел с катушек в который раз, не удивилась даже Малия. Хотя она, вообще-то, даже не была в курсе событий прошлых лет. Но... ладно, все равно.
Дерек не удивился, услышав произнесенное трагическим шепотом "она пришла за ним". Потому что, конечно, к кому еще в их маленьком городишке могут приходить наемники, право слово.

Скотт не стал описывать битву, лишь болезненно сжал губы, вспоминая. Малия погибла от рук собственного отца, а ведьма оставила свой след на непричастной Лидии. Страшный огненный шрам.
Крутая наемница оглушила Питера прикладом по виску, а ведьму отправила в увлекательный полет с обрыва. Кажется, труп пропавшей девушки из Сакраменто так никто и не нашел.

- Так, что? - подытожил Скотт, философски скрестив пальцы у подбородка. - Тебе нужны общие выводы? Потому что если да, то Питера закрыли в психушке с трехглазым чуваком, Малия мертва, моя девушка и мой бета сбежали от меня в другой штат, а лучший друг на наркоте, пока его отец в коме. У нас не весело, мужик.

Дерек, все еще переваривавший информацию, медленно кивнул.
Все было даже хуже, чем он себе представлял. И одним из главенствующих звеньев тотального кошмара оказался его гребаный дядя. Отлично.

- Как ты со всем этим справляешься? - прошептал Дерек, борясь с растущим в груди чувством вины. Скотт поднял на него взгляд по-ребячески больших глаз.
- Не я, - покачал он головой. - Мы же стая, чувак. Мы справляемся вместе.
Дерек впервые за долгое время ощутил, как противоречивая, но до безумия теплая, мягкая волна задела его сердце.

***


Две недели, два дня и шестнадцать часов.
Стайлз смог продержаться две недели, два дня и шестнадцать часов.
Дерек думал об этом, пока вдавливал педаль газа в пол и мчался, превышая скорость, разрывая в воздухе пьяную субботнюю дымку.

Стайлзу было очень хреново. Дерек видел это, чувствовал каждой фиброй души, и ненавидел себя за то, что не мог забрать это у него. Забрать страдания, стереть этот жуткий кусок его жизни, пропуская по своим венам, как до этого оно долго пожирало Стайлза изнутри. А еще лучше - вернуться назад на пару-тройку лет и сделать все правильно - спасти Эллисон, помочь Скотту, не дать шерифу зайти в ту подворотню. И Стайлзу - стать одиноким и несчастным. Последний пункт был бы в его списке первым. Подчеркнутым. Написанным красными большими буквами.
Но Дерек никакой не маг и даже не Док, чтобы легким движением руки очутиться в другом времени.

Поэтому он пытался исправить сейчас.

Он забирал боль, когда это было нужно. Носился за трясущимся Стайлзом с пледами с таким усердием, что Кора начала дразнить его мамой-уткой. Варил ему ужасные супчики на втором бульоне, которые на вкус были едва ли наваристее воды. Но Стайлз так сильно просадил себе желудок на всей этой химии, что Дерек совсем не испытывал сочувствия к нему, когда он строил свои недовольные гримасы при виде супа.

Но Стайлз старался. С каждым днем количество съедаемых ложек становилось все больше, а выходило обратно все меньше. Он едва ли передвигал ногами к середине первой недели, и выглядел он как пациент онкологического отделения без шанса на жизнь. Но со смирением и каким-то слабеньким внутренним стремлением принимал каждодневные выгулки на свежий воздух. Да, он называл это именно так. А еще спрашивал, не нужно ли ему поднять ногу и поссать на вон тот столб.

В любом случае, когда очередь доходила до Дерека, он искренне радовался.
На улице, под ярким светом солнца или же тусклым свечением звезд, Стайлз выглядел совсем иначе. Красивым, неземным, нереальным. Великолепным. Поэтому Дерек любил гулять с ним, что бы там не говорила об этом Кора.
Его сестра - порождение Дьявола.

Конечно, ни свежий воздух, ни забота, ни тепло не помогали избавиться от той боли, что приносила ломка. Потому что Стайлза буквально выворачивало из собственного скелета порой, когда он выгибался на постели, умоляя принести ему с кухни пузырек с таблетками.
Не было там никакого пузырька. Дерек выкинул из дома все, что могло бы сойти за колеса, так что Стайлзу оставалось только терпеть и справляться.
К началу второй недели он выглядел как оживший труп. Что, скорее всего, происходило вследствие недосыпа и постоянных головных болей. У него тряслись пальцы, когда он брал в ладонь ложку. Лениво медленно моргал, словно находясь в перманентном состоянии дремы. Единственным плюсом во всем этом до сих пор был, пока что, только набранный вес. У Стайлза по-прежнему просвечивали сквозь кожу все позвонки, и его слабые ноги, будто у спичечного человечка, едва ли выдерживали ходьбу. Но Дерек видел разницу - впалые щеки заметно округлились, а острые худые ключицы перестали прорезать его кожу так явно.

Всему этому следовали еще многие-многие перемены, но никто из них не рассчитывал на то, что кто-то сможет вновь разбередить едва ли начавшую зарастать рану. Шериф вышел из комы. Но судьба, видимо, решила, что с него не достаточно, и что-то пошло не так. Поэтому, когда врачи и медсестры прибыли в палату, кардиограф уже высоко монотонно гудел, высвечивая в темноте палаты ровной зеленой линией.
Стайлзу позвонили почти сразу. Он сначала тупо переспрашивал, неверяще качая головой, и нервно сжимал дрожащие пальцы на коленке, пока чей-то менторский тон высказывал никому ненужные сожаления. А когда положил трубку, еще долго сидел, глупо неосмысленно моргая. Стайлз просидел так весь вечер, отказываясь от еды и игнорируя попытки с ним заговорить.

А когда Дерек ночью спустился на кухню попить, его уже не было.

- В клубе нет, - сообщил Скотт едва различимым в шуме голосом. Дерек зажал трубку между ухом и плечом и свернул на повороте, заезжая на маленькую, скрытую от глаз скальным камнем ухабистую дорогу.
- Я проверю еще в одном месте, - сказал он, паркуя машину между деревьями. - Можешь ехать домой. Я дальше сам.
Скотт еще что-то крикнул в трубку, но Дерек уже нажал на отбой и сунул телефон в карман. Он огляделся, притоптал разросшуюся траву под ногами и втянул носом воздух. Тонкий аромат Стайлза, смешанный с гнилым запахом болезни, тянулся вглубь леса. Запах гари и пепла почти выветрился, смерти - остался. Не самое лучшее сочетание, когда ты оборотень с тонким обонянием.

Стайлз приходил сюда каждый День Рождения своей матери. И когда ему было грустно или одиноко. Даже когда Дерек еще не знал, что это за мальчишка, он приходил. Полянка располагалась как раз недалеко от его дома, и из окон своей комнаты на втором этаже он случайно увидел в просветах меж листвой деревьев мальчика.

Сначала тот приходил часто, почти каждую неделю, и от него даже через оконные стекла фонило тоской и болью. Затем реже, от силы раз в месяц, а потом и вовсе пропал, появляясь ровно в один и тот же день в году.
Дерек узнал в мальчике Стайлза, когда приехал из Нью-Йорка за сестрой. Он постелил себе спальник на семейном пепелище и подошел к окну, неожиданно для себя обнаружив ту самую дату на дисплее телефона. На поляне, грустно опустив голову и держа в руке бутылку Джека, сидел друг молодого оборотня, что Дерек встретил на своей территории.

Он надеялся на интуицию, когда свернул с шоссе на проселочную дорогу по кромке леса. И, судя по отчетливому запаху, она его не подвела.

- Стайлз? - позвал Дерек, сквозь деревья замечая худой сгорбившийся силуэт, блестящий в свете почти полной луны. Тот дрогнул, но не пошевелился, продолжая высматривать что-то в глубине леса. - Пойдем домой?
- Я надеялся, что тут ты меня не найдешь, - тихо сказал Стайлз хриплым дрожащим голосом. - Дурак.
- Я знаю о твоем секретном месте с твоих десяти лет, - хмыкнул в ответ Дерек и присел рядом на поваленное дерево. Стайлз крутил в руках шприц. - Не стоит.
- Типа я не знаю, - усмехнулся он. - А что мне уже терять?
- Свою жизнь? - предположил Дерек, примеряясь, с какой стороны сделать неожиданный выпад и выбить шприц из рук. - Или свое будущее? Ты можешь потерять очень многое, Стайлз.
- Моя жизнь отстой, Дерек, - покачал головой тот. - Моя личная жизнь - полное дерьмо, самый близкий человек умер несколько часов назад, а единственное, чего я хочу, это воткнуть в себя долбанную иголку и сдохнуть. Но я не могу. А знаешь, почему? Потому что сверчок Джимини принял сексуальную человеческую форму и прямо сейчас втирает мне о прелестях жизни. Господи.
Стайлз задумчиво глядел на прикрытую колпачком иглу, а на его щеках блестели едва ли подсохшие дорожки слез.
- Не делай этого, - попросил Дерек, накрывая его дрожащие пальцы своей ладонью. - Я уверен, что хотя бы первый пункт мы исправим.

Стайлз посидел молча какое-то время, пока его глаза беспокойно двигались под опущенными веками, а затем поднял взгляд на Дерека.

- Я не сделаю этого только потому, что из тебя вышел отличный Джимини.
Дерек мягко усмехнулся и убрал свою руку. Стайлз нервно сжал в ладони шприц и неуверенно вложил его в протянутую ладонь.
- Сделай с этим что угодно, только убери с глаз, - проговорил он сиплым, жалким голосом. - И, Дерек.
Тот, спрятав шприц во внутренний карман кожанки, повернулся к нему лицом.
- Мне очень нужна помощь, - едва слышно прошептал Стайлз, вцепившись слабыми пальцами в ладонь Дерека. - Я, на самом деле, не хочу умирать. Никогда не хотел, Дерек... Я так пиздецки хочу жить.
Его щеки обожгли дорожки слез, голос дрожал. Стайлз выглядел совсем маленьким и беззащитным.
- Я знаю, - кивнул Дерек, притягивая его к себе ближе. - Мы все исправим, ладно?
Стайлз прорыдал смутное согласие и зарылся холодным носом ему в шею.

Дерек не смог бы предать его доверие еще раз, даже если бы захотел.

URL
2014-12-21 в 23:57 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
А пока Стайлз сражался со своими внутренними демонами, находясь в зоне табу в личном списке Скотта, они устраняли вполне себе настоящих. Вернее, настоящего. Одного.
Гребаного Питера, все-таки выстроившего свои темные тайные многоцелевые интриги на стороне. Который где-то откопал потомственную ведьму из древнейшего рода и нашел способ стать Альфой. Вот только Питер не собирался делать это во благо стаи. Скорее, во благо своей ненасытной самовлюбленности.
Поэтому когда Питер слетел с катушек в который раз, не удивилась даже Малия. Хотя она, вообще-то, даже не была в курсе событий прошлых лет. Но... ладно, все равно.
Дерек не удивился, услышав произнесенное трагическим шепотом "она пришла за ним". Потому что, конечно, к кому еще в их маленьком городишке могут приходить наемники, право слово.

Скотт не стал описывать битву, лишь болезненно сжал губы, вспоминая. Малия погибла от рук собственного отца, а ведьма оставила свой след на непричастной Лидии. Страшный огненный шрам.
Крутая наемница оглушила Питера прикладом по виску, а ведьму отправила в увлекательный полет с обрыва. Кажется, труп пропавшей девушки из Сакраменто так никто и не нашел.

- Так, что? - подытожил Скотт, философски скрестив пальцы у подбородка. - Тебе нужны общие выводы? Потому что если да, то Питера закрыли в психушке с трехглазым чуваком, Малия мертва, моя девушка и мой бета сбежали от меня в другой штат, а лучший друг на наркоте, пока его отец в коме. У нас не весело, мужик.

Дерек, все еще переваривавший информацию, медленно кивнул.
Все было даже хуже, чем он себе представлял. И одним из главенствующих звеньев тотального кошмара оказался его гребаный дядя. Отлично.

- Как ты со всем этим справляешься? - прошептал Дерек, борясь с растущим в груди чувством вины. Скотт поднял на него взгляд по-ребячески больших глаз.
- Не я, - покачал он головой. - Мы же стая, чувак. Мы справляемся вместе.
Дерек впервые за долгое время ощутил, как противоречивая, но до безумия теплая, мягкая волна задела его сердце.

***


Две недели, два дня и шестнадцать часов.
Стайлз смог продержаться две недели, два дня и шестнадцать часов.
Дерек думал об этом, пока вдавливал педаль газа в пол и мчался, превышая скорость, разрывая в воздухе пьяную субботнюю дымку.

Стайлзу было очень хреново. Дерек видел это, чувствовал каждой фиброй души, и ненавидел себя за то, что не мог забрать это у него. Забрать страдания, стереть этот жуткий кусок его жизни, пропуская по своим венам, как до этого оно долго пожирало Стайлза изнутри. А еще лучше - вернуться назад на пару-тройку лет и сделать все правильно - спасти Эллисон, помочь Скотту, не дать шерифу зайти в ту подворотню. И Стайлзу - стать одиноким и несчастным. Последний пункт был бы в его списке первым. Подчеркнутым. Написанным красными большими буквами.
Но Дерек никакой не маг и даже не Док, чтобы легким движением руки очутиться в другом времени.

Поэтому он пытался исправить сейчас.

Он забирал боль, когда это было нужно. Носился за трясущимся Стайлзом с пледами с таким усердием, что Кора начала дразнить его мамой-уткой. Варил ему ужасные супчики на втором бульоне, которые на вкус были едва ли наваристее воды. Но Стайлз так сильно просадил себе желудок на всей этой химии, что Дерек совсем не испытывал сочувствия к нему, когда он строил свои недовольные гримасы при виде супа.

Но Стайлз старался. С каждым днем количество съедаемых ложек становилось все больше, а выходило обратно все меньше. Он едва ли передвигал ногами к середине первой недели, и выглядел он как пациент онкологического отделения без шанса на жизнь. Но со смирением и каким-то слабеньким внутренним стремлением принимал каждодневные выгулки на свежий воздух. Да, он называл это именно так. А еще спрашивал, не нужно ли ему поднять ногу и поссать на вон тот столб.

В любом случае, когда очередь доходила до Дерека, он искренне радовался.
На улице, под ярким светом солнца или же тусклым свечением звезд, Стайлз выглядел совсем иначе. Красивым, неземным, нереальным. Великолепным. Поэтому Дерек любил гулять с ним, что бы там не говорила об этом Кора.
Его сестра - порождение Дьявола.

Конечно, ни свежий воздух, ни забота, ни тепло не помогали избавиться от той боли, что приносила ломка. Потому что Стайлза буквально выворачивало из собственного скелета порой, когда он выгибался на постели, умоляя принести ему с кухни пузырек с таблетками.
Не было там никакого пузырька. Дерек выкинул из дома все, что могло бы сойти за колеса, так что Стайлзу оставалось только терпеть и справляться.
К началу второй недели он выглядел как оживший труп. Что, скорее всего, происходило вследствие недосыпа и постоянных головных болей. У него тряслись пальцы, когда он брал в ладонь ложку. Лениво медленно моргал, словно находясь в перманентном состоянии дремы. Единственным плюсом во всем этом до сих пор был, пока что, только набранный вес. У Стайлза по-прежнему просвечивали сквозь кожу все позвонки, и его слабые ноги, будто у спичечного человечка, едва ли выдерживали ходьбу. Но Дерек видел разницу - впалые щеки заметно округлились, а острые худые ключицы перестали прорезать его кожу так явно.

Всему этому следовали еще многие-многие перемены, но никто из них не рассчитывал на то, что кто-то сможет вновь разбередить едва ли начавшую зарастать рану. Шериф вышел из комы. Но судьба, видимо, решила, что с него не достаточно, и что-то пошло не так. Поэтому, когда врачи и медсестры прибыли в палату, кардиограф уже высоко монотонно гудел, высвечивая в темноте палаты ровной зеленой линией.
Стайлзу позвонили почти сразу. Он сначала тупо переспрашивал, неверяще качая головой, и нервно сжимал дрожащие пальцы на коленке, пока чей-то менторский тон высказывал никому ненужные сожаления. А когда положил трубку, еще долго сидел, глупо неосмысленно моргая. Стайлз просидел так весь вечер, отказываясь от еды и игнорируя попытки с ним заговорить.

А когда Дерек ночью спустился на кухню попить, его уже не было.

- В клубе нет, - сообщил Скотт едва различимым в шуме голосом. Дерек зажал трубку между ухом и плечом и свернул на повороте, заезжая на маленькую, скрытую от глаз скальным камнем ухабистую дорогу.
- Я проверю еще в одном месте, - сказал он, паркуя машину между деревьями. - Можешь ехать домой. Я дальше сам.
Скотт еще что-то крикнул в трубку, но Дерек уже нажал на отбой и сунул телефон в карман. Он огляделся, притоптал разросшуюся траву под ногами и втянул носом воздух. Тонкий аромат Стайлза, смешанный с гнилым запахом болезни, тянулся вглубь леса. Запах гари и пепла почти выветрился, смерти - остался. Не самое лучшее сочетание, когда ты оборотень с тонким обонянием.

Стайлз приходил сюда каждый День Рождения своей матери. И когда ему было грустно или одиноко. Даже когда Дерек еще не знал, что это за мальчишка, он приходил. Полянка располагалась как раз недалеко от его дома, и из окон своей комнаты на втором этаже он случайно увидел в просветах меж листвой деревьев мальчика.

Сначала тот приходил часто, почти каждую неделю, и от него даже через оконные стекла фонило тоской и болью. Затем реже, от силы раз в месяц, а потом и вовсе пропал, появляясь ровно в один и тот же день в году.
Дерек узнал в мальчике Стайлза, когда приехал из Нью-Йорка за сестрой. Он постелил себе спальник на семейном пепелище и подошел к окну, неожиданно для себя обнаружив ту самую дату на дисплее телефона. На поляне, грустно опустив голову и держа в руке бутылку Джека, сидел друг молодого оборотня, что Дерек встретил на своей территории.

Он надеялся на интуицию, когда свернул с шоссе на проселочную дорогу по кромке леса. И, судя по отчетливому запаху, она его не подвела.

- Стайлз? - позвал Дерек, сквозь деревья замечая худой сгорбившийся силуэт, блестящий в свете почти полной луны. Тот дрогнул, но не пошевелился, продолжая высматривать что-то в глубине леса. - Пойдем домой?
- Я надеялся, что тут ты меня не найдешь, - тихо сказал Стайлз хриплым дрожащим голосом. - Дурак.
- Я знаю о твоем секретном месте с твоих десяти лет, - хмыкнул в ответ Дерек и присел рядом на поваленное дерево. Стайлз крутил в руках шприц. - Не стоит.
- Типа я не знаю, - усмехнулся он. - А что мне уже терять?
- Свою жизнь? - предположил Дерек, примеряясь, с какой стороны сделать неожиданный выпад и выбить шприц из рук. - Или свое будущее? Ты можешь потерять очень многое, Стайлз.
- Моя жизнь отстой, Дерек, - покачал головой тот. - Моя личная жизнь - полное дерьмо, самый близкий человек умер несколько часов назад, а единственное, чего я хочу, это воткнуть в себя долбанную иголку и сдохнуть. Но я не могу. А знаешь, почему? Потому что сверчок Джимини принял сексуальную человеческую форму и прямо сейчас втирает мне о прелестях жизни. Господи.
Стайлз задумчиво глядел на прикрытую колпачком иглу, а на его щеках блестели едва ли подсохшие дорожки слез.
- Не делай этого, - попросил Дерек, накрывая его дрожащие пальцы своей ладонью. - Я уверен, что хотя бы первый пункт мы исправим.

Стайлз посидел молча какое-то время, пока его глаза беспокойно двигались под опущенными веками, а затем поднял взгляд на Дерека.

- Я не сделаю этого только потому, что из тебя вышел отличный Джимини.
Дерек мягко усмехнулся и убрал свою руку. Стайлз нервно сжал в ладони шприц и неуверенно вложил его в протянутую ладонь.
- Сделай с этим что угодно, только убери с глаз, - проговорил он сиплым, жалким голосом. - И, Дерек.
Тот, спрятав шприц во внутренний карман кожанки, повернулся к нему лицом.
- Мне очень нужна помощь, - едва слышно прошептал Стайлз, вцепившись слабыми пальцами в ладонь Дерека. - Я, на самом деле, не хочу умирать. Никогда не хотел, Дерек... Я так пиздецки хочу жить.
Его щеки обожгли дорожки слез, голос дрожал. Стайлз выглядел совсем маленьким и беззащитным.
- Я знаю, - кивнул Дерек, притягивая его к себе ближе. - Мы все исправим, ладно?
Стайлз прорыдал смутное согласие и зарылся холодным носом ему в шею.

Дерек не смог бы предать его доверие еще раз, даже если бы захотел.

URL
2014-12-22 в 00:09 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
***


Дерек проснулся от давно забытого ощущения тяжести чьей-то руки на своей груди. Он нахмурился, поморгал и повернул голову к источнику сопения, обнаружив прямо перед собой сонную мордашку Стайлза с вытянутыми уточкой губами. Одна его рука уютно лежала под щекой, а вторая собственнически распласталась вдоль груди Дерека. Тот сглотнул комок прилившей нежности и поудобнее устроился в объятиях.

Эта была первая проведенная вместе ночь в их жизни. Стайлза выписали из больницы только вчера, удовлетворившись результатами последнего обследования, и он настоял на том, чтобы Дерек остался с ним. Попросил робко, краснея и смущаясь, чтобы Дерек спал этой ночью с ним в одной постели. Дерек думал сначала отказаться, просто, чтобы посмотреть на реакцию Стайлза, но вовремя остановил себя. В любом случае, видеть, как Стайлз облегченно улыбается, гораздо приятнее, чем перебарывать боль в сердце из-за погрустневшего лица.

Стайлз действительно был очень мягок и искренен, когда целовался. Он словно раскрывал какую-то свою самую большую тайну, сначала неуверенно и боязливо находя нужное течение, а затем уходя в омут доверия и привязанности с головой. Дерек тонул в нем, словно в патоке - без шансов выкарабкаться из затягивающей бездны.
Поэтому, когда Стайлз настойчиво уложил его в постель и прильнул с теплыми сонными объятиями, он смог только льнуть в ответ.

- Привет, - буркнул Стайлз в подушку. Его глаза были по-прежнему закрыты. - Я знаю, что ты не спишь.
- Как и я, - ответил Дерек, поглаживая его местечко за ухом. - Я оборотень, а какое у тебя оправдание?
- Когда ты о чем-то думаешь, ты дышишь как дракон, - усмехнулся Стайлз в ответ и наконец открыл глаза.
- Это как?
- Ну, знаешь... - он осекся, задумчиво прищурившись, а затем, изобразив максимально злостное выражение лица, принялся громко натужно сопеть и фыркать. - Типа того.
- Я так не делаю, - покачал головой Дерек, обиженный до глубины души.
- Нет, делаешь.
- Нет, не... Я не собираюсь с тобой спорить.
Стайлз в ответ самодовольно усмехнулся и полез целоваться. Дерек тут же облапил его талию и с удовольствием провел вдоль стройной спинки. Стайлз сладко вздохнул, отстранившись, и принялся водить губами по линии его челюсти, царапая губы о щетину, пока Дерек изучал подставленную шею.
- Ох, боже, - вырвалось у Стайлза, когда Дерек по инерции поднял колено и проехался ему по промежности. - Я очень тебя хочу.
- Помолчи, - приказал тот и рывком стянул с него белье. Стайлз, обнаженный и раскрасневшийся от поцелуев, являл собой само гребанное совершенство, и Дерек едва сдерживался, чтобы не трахнуть его прямо так, но... Минутку. - Ты вообще бывал снизу?
Стайлз несколько раз поморгал, пока его глаза не стали более-менее осмысленными, весь стушевался и отрицательно покачал головой.
- Мне не хотелось это кому-либо отдавать, - ответил он тихо и ласково погладил Дерека по сильному плечу. - Но я не против попробовать с тобой.

Дерек улыбнулся, чмокнул его в уголок робко улыбающихся губ и решительно раздвинул ему ноги, согнув их в коленях. Они были по-прежнему стройные и длинные, но не смотрелись так, будто вот-вот надломятся. Дерек поцеловал обе коленные чашечки, украв у Стайлза пару приглушенных смешков, и спустился ниже. В паху уже все горело. Длинный аккуратный розовый член лежал на животе, и беглая капелька предэякулята пачкала пупок. Дерек нетерпеливо ее слизнул.

- Ох, о, да! - воскликнул Стайлз и стыдливо прикусил губу, когда Дерек окинул его заинтересованным взглядом. - Прости, я не был готов.
- Нет, мне нравится, - ответил он и вернулся к паху. Стайлз часто, с присвистом дышал и бил ладонями по простыням, пока Дерек с интересом вылизывал ему член и мошонку, время от времени спускаясь ниже.
- Я как-то... ох. Я пробовал там... немного, - выдавил Стайлз и, застонав, спрятал лицо в ладони. - Ты делаешь из меня пудинг.
- Вкусный, - буркнул Дерек, слизывая выделившиеся капельки смазки, и насторожился, когда Стайлз замер, напрягшись. Он поднял голову и обнаружил, что Стайлз смотрит на него, широко распахнув глаза. - Что?
- Ты отвратительный, - выдохнул тот и нетерпеливо пережал себе основание члена. - Боже.
Дерек усмехнулся, подхватил его под бедра, Стайлз понятливо закинул ноги ему на плечи и сполз вниз по подушке.
- Насколько глубоко ты засовывал в себя пальцы? - спросил Дерек и прильнул ртом к темно-розовой сомкнутой дырочке. Стайлз высоко ойкнул, инстинктивно попытался сдвинуть ноги. Он смущенно сопел, кусая костяшки пальцев, пока Дерек смягчал слюной его сжатые мышцы. - Стайлз?

Тот в ответ покачал головой, все сильнее закусывая кулак, а Дерек с оттяжкой шлепнул его по крепкой округлой ягодице, оставляя красный горящий след от ладони. Стайлз хныкнул и закрутил задом прямо у его лица. Края чуть приоткрывшейся дырочки блестели от слюны.
О, Стайлз.

- Немного, - наконец выдохнул он и судорожно дернул бедрами, когда Дерек быстро лизнул его мошонку. - Чуть-чуть.
- Вот так? - спросил Дерек, надавив большим пальцем на вход. Стеночки приглашающе открывались под его натиском.
- Не-е-ет, - всхлипнул Стайлз. Его тело мелко подрагивало. - Больше.
Дерек улыбнулся, надавил сильнее и сам, неожиданно для себя, застонал, когда палец оказался плотно сжатым внутренними мышцами.
- Еще больше, - покачал головой Стайлз, румянец расползся вниз по груди, уши горели в тон щекам.

Дерек медленно потянул большой палец назад под протестующее мычание Стайлза и тут же вставил указательный на полную длину. Тот выгнулся в спине, схватился дрожащей рукой за его шею и подался навстречу, а Дерек забыл, что кроме них существуют еще какие-то люди.
Он опомнился, только когда Стайлз со шлепком кожи о кожу насаживался на его член, всхлипывая и царапая его спину короткими ногтями. Одна нога сползла Дереку на поясницу, вторая стояла на смятой простыне.

- Дерек, - горячечно шепнул Стайлз, не открывая глаз, и впился пальцами ему в загривок, плавно двигая тазом.

Внутри у него было тесно, горячо, охуенно. Дерек застонал, низко, гортанно, вбиваясь по самые яйца, и Стайлз вытянулся в струнку, изливаясь себе на живот. Он обмяк, распластался по подушке, потный и измотанный, но нереально красивый, и тихонько заскулил в такт быстрых размашистых движений бедер Дерека.

- Сейчас, потерпи, - попросил тот, поцеловав его в плечо. Стайлз за подбородок притянул его к себе, вцепившись влажными от слюны губами в его, и Дереку хватило пары движений, чтобы с длинным хриплым выдохом кончить глубоко внутри Стайлза.
- О, господи, - пролепетал тот, утомленно прикрыв глаза. - Чувак, ты сломал меня.

Дерек обеспокоенно вскинулся, быстро проследил каждую его конечность и, не обнаружив травм, облегченно рухнул рядом с ним на кровать. Стайлз тут же подполз ближе, окутывая сытым удовлетворенным запахом.

- Мне кажется, ты теперь просто обязан сказать мне что-то милое, - сказал он, пальцами запутывая волосы на груди Дерека. Тот поймал его руку, поднес к губам и перецеловал каждый палец.
- Так сойдет? - уточнил он, укладывая ладонь обратно. Стайлз зарделся, покраснел, но благодарно кивнул, зарываясь носом ему в шею.

URL
2014-12-22 в 00:10 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
Они лежали тихо еще какое-то время. Стайлз даже засопел, прикрыв глаза, а Дерек вдыхал вкусный насыщенный запах Стайлза, смешанный с его собственным, и думал, что, наверное, у него все-таки получилось.
Он не вернулся назад, не спас достойных жизни людей, но рядом с ним сейчас лежал здоровый, красивый и счастливый Стайлз, так что... да. Он справился с самым важным.

Шерифа они похоронили тихо, рядом с могилой Клаудии, и Стайлз, которого выпустили из больницы только на полтора часа под ответственность Мелиссы, тихонько плакал на плече Дерека. Тот гладил его по спине и молча наблюдал, как гроб опускают в вырытую яму.

Пока Стайлз был в больнице, они начали делать ремонт. Вынесли всю старую прогоркшую мебель, выкинули страшную побитую посуду, снесли пару стен на втором этаже, поделив две огромные комнаты на четыре средних.
Лидия полностью перебралась к ним в лофт, притащив с собой бесчисленное количество шмоток в трех чемоданах, и Дерек тогда подумал, что одна комната уйдет чисто под их с Корой гардероб. Но нет, она компактно уместила их в большом новом шкафу, а зимнюю одежду всех членов стаи невероятным образом запихала на верхние полки. И Дерек действительно не мог понять, как она это сделала, потому что если бы эту задачу поручили ему, туда поместился бы только чей-то дутый пуховик и больше ничего.

За те три месяца, что Стайлз пробыл на лечении, они успели сделать очень многое - Айзек со Скоттом перекрасили в лофте все стены в те цвета, что приказала Лидия, а Дерек перестелил старое фанерное покрытие на качественный ламинат цвета шоколадной лимбы, потому что он вроде как лучше всего подходит к стенам цвета белой пастели, который Лидия неделю выбирала наряду со слоновой костью. И, господи, Дерек долго не мог понять, в чем тут вообще разница, пока не понял, что ему, в общем-то, плевать.
Они наняли специальных людей, которые наконец-то установили им унитаз в ванной на первом этаже, и Скотт радовался больше всех, потому что раньше в то время, как он вставал на работу в дневные смены, ванную комнату постоянно занимала Кора.
В общем, реконструкция шла своим ходом, лофт потихоньку заполняла мебель и всякие милые безделушки, вроде рамочек на стены или леопардовых подушек, которые Дерек втайне ненавидел.

Кора так и не уволилась из секса по телефону, какими бы угрозами ее оттуда не выдворял Дерек. Он даже как-то позвонил туда, специально попросил к телефону Кору, которая была записана в прайс-листе как Дерзкая Волчица (кошмар, ужас, фу), и пообещал ей, что будет звонить каждый день, если она не уволится. Кора, сидевшая тогда от него в десяти метрах, объяснила, что в их профессии есть такая функция как "черный список", так что Дерек может засунуть свои угрозы подальше себе в задницу.
Зато Лидия не отказалась от выгодного места в семейной компании Дерека. Так что, когда через месяц она закончит свою стажировку, Дерек с удовольствием возьмет ее на место того бедного старенького дедушки, нанятого еще отцом его отца.

Айзек перестал искать подработки и устроился менеджером в миленький ресторанчик, куда его взяли за острые скулы и внешнюю невозмутимость. Скотта вполне устраивала работа в ветеринарной клинике, так что он остался в команде Коры, показав Дереку язык на прощание. Ну, класс.

А со Стайлзом пока что следовало быть осторожным. Дерек, конечно, не собирался запирать его в доме под строгим контролем, но и давать ему зеленый свет на все, что покажется ему интересным, тоже было излишним. Поэтому Дерек уже купил им билеты в кино на какой-то дурацкий фильм про очередного героя комиксов и собирался терпеть язвительные и восторженные комментарии Стайлза весь сеанс.

- Ты снова о чем-то думаешь, да? - спросил тот, завозившись в объятиях.
- Я не дышу как дракон, - предупредил Дерек и щелкнул его по носу, когда Стайлз заливисто захохотал.
- Лидия! - послышался возмущенный голос Коры с первого этажа. - Это нихрена не смешно!
- Эй, ты чего? - спросил Стайлз, заметив, как Дерек неестественно замер.
- Тебе - нет, а мне - очень даже, - ответила Лидия и приглушенно фыркнула.
- Что мне делать? - спросила Кора резко погрустневшим голосом, и Дерек не собирался больше слушать это через стены и пол.
- Погоди-ка, - сказал он Стайлзу, поднимаясь в кровати. Он быстро натянул пижамные штаны, сковырнул подсохшее пятнышко чужой спермы со своего живота и вышел за дверь. И услышал шлепки босых ног о пол совсем рядом, когда уже дошел до лестницы. Стайлз, закутавшийся в простыню, с лицом брошенного щенка, шустро шел за ним. - Ну что ты? Я же ненадолго.
- Не хочу оставаться один, - покачал он головой и схватил Дерека за руку.

Тот переплел вместе их пальцы и аккуратно начал спускаться по винтовой лестнице, следя за тем, чтобы Стайлз не наступил на собственную простыню и не повалился кубарем вниз. Дерек ждал саркастичных комментариев от Коры, но та с озабоченным лицом расхаживала вдоль комнаты, пока Лидия, расслабленно развалившись на диване, следила за ее передвижениями.

- В чем дело? - спросил Дерек. Кора вздрогнула, будто не заметила его сначала, и кинула пугливый взгляд на Лидию. - Кора.
- Мне кажется, я беременна, - поморщилась она и нервно закусила ноготь на большом пальце.
Дерек моргнул. Потом еще раз. А затем перевел вопросительный взгляд на Лидию.
- Что? - спросила она. - У меня нет семевыносящих протоков, я не виновата.
- Я убью Айзека, - тихо выдохнул Дерек, глядя в потолок. Стайлз рядом тихонько захихикал.
- Не смешно, придурок! - взвыла Кора и, спрятав лицо в ладонях, упала на диван. Лидия успокаивающе погладила ее по коленке. Стайлз виновато сморщился и повернулся к Дереку лицом.
- Ну, - начал он, насмешливо улыбаясь. - Надеюсь, ты не станешь таким же противным дядей, как Питер.
Кора зарычала, вскочила с дивана и кинулась за убегающим, хохочущим Стайлзом. Тот на первых же метрах споткнулся о простыню и рухнул, а Кора мягко прыгнула на него сверху. Дерек закатил глаза. Лидия, изящно поднявшись со своего места, негромко зааплодировала.
- Поздравляю, - сказала она со смирением в глазах. - Теперь в этом доме на одного ребенка больше.
Дерек понаблюдал за тем, как его беременная (о, боже) сестра катает по полу его смеющегося парня, и подумал, что сможет справиться и с этим.
Ведь он больше не один.
Никто из них больше не один.

:bat2:

URL
2014-12-22 в 00:23 

Selfish Loony
Все можно, и то, что нельзя – можно тоже.(с)
Очень интересная идея и как хорошо воплощена. Я прямо увидела всех героев такими, кого-то сломленными, кого-то готовыми их вытаскивать.
Нравится роль Дерека, именно он тот, кто стал опорной точкой, вытянул.
И не смотря на всю печальность истории, я рада, что финал такой положительный и уютный. Остались только приятные впечатления. Спасибо

2014-12-22 в 00:54 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
Selfish Loony, спасибо за приятные слова:heart:
Очень рады читать такие комментарии.

URL
2014-12-22 в 01:20 

Спасибоооо!!!Прочитала на одном дыхании!Прекрасная история,рада что с счастливым окончанием!

URL
2014-12-22 в 01:46 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
Гость, ХЭ - наше все:)
Спасибо.

URL
2014-12-22 в 13:43 

Katama_z
Надломно, сильно, круто! Эти ваши предупреждения Стайлз не проститутка, я думала всю будет даже хуже!
Спасибо! Хотя мне наверное не хватило этого процесса выздоровления, это тоже своеобразная ломка, а на ангст я падкая женщина.
И кстати у вас часть текста в серединке дважды повторяется!
Спасибо еще раз! Жду ваших новых работ!:heart::heart::heart:

2014-12-22 в 17:03 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
Katama_z, мы изначально планировали небольшой фанфик)
Хотя я думала о том, чтобы продлить этот, как Вы и сказали, процесс выздоровления, Лиза (соавтор) решила, что лучше его пропустить.
Я обычно ее слушаюсь, так что вот так:shuffle:
Спасибо огромное за комментарий:heart:

URL
2015-01-11 в 00:27 

annaskor
the dreams in which i'm dying are the best i've ever had (c)
Ох, черт! не сохранился комментарий(
Очень переживала за Стайлза, вместе с Дереком, который, к счастью, был рядом. Очень благодарна за ХЭ! Спасибо вам, что вы есть и вы пишете ! :squeeze::squeeze:

2015-01-11 в 00:36 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
annaskor, ой, спасибо, очень приятно:heart:
ХЭ - наше все:D

URL
   

Добрый день, мистер Мартин

главная