21:53 

Оридж, Глава 2

Роуч
Лечим душу - гробим печень
Ломай систему, склеивай ее изолентой

Фандом: Ориджиналы, Во все тяжкие
Автор(ы): Роуч.
Пэйринг: м/м (Джесси/Коди)
Размер: планируется миди, ~3690 (на одну часть)
Статус: в процессе.
Рейтинг: NC-17
Саммари: - Давай с самого начала, - помолчав, попросил Коди. - Мой престарелый отец, всю жизнь проработавший в средней школе и ни разу даже не получивший штраф за неправильную парковку, вдруг решает начать варить мет. А ты, его бывший ученик, троечник и полный уебан, которого выперли за месяц до вручения аттестата, ему в этом помогаешь. У вас есть переездная лаборатория и два мертвых тела в ней. Я ничего не упустил?

- Кажется, нет, - беспечно пожал плечами Джесси и закинул в рот орешек.

Варнинг: Онанизм, обсценная лексика, фёст-тайм, очень много скрытого (или не совсем) комфортинга, драг юз, капелька насилия, немножко пыток, стигматофилия и ХЭ.
Эта история создана по мотивам запавшего нам в душу сериала "Во все тяжкие". Написано без какой-либо попытки оскорбить идею сериала или его фанатов. Все права мы отдаем сладеньким режиссерам, а себе оставляем лишь гомо-еблю.
Джесси мы оставили просто Джесси, потому что уж очень он заебись, простите.

Визуализация.

Джесси
жмяк

Коди.
жмяк

Остальные на Ваш вкус.

А еще милая Gabriella Garwin сделала нам такие вот коллажики:squeeze:
клик

Текст в комментариях.

@темы: эксперименты экспериментируем, со вкусом оригинальной соли (с), слэш правит миром, метамфетамин и баночка спирта, злодейство и изуверство (с), безумцы всех умней

URL
Комментарии
2015-06-08 в 21:53 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
***


- Че? – глупо переспросил Джесси. Мать с гордым видом пялилась в противоположную стену и раздражающе постукивала ногтями по лежащим на столе документам. – Че за херня? Это мой дом, какого хрена?

- Это дом твоей тети, - невозмутимо поправила его мать. – И был уговор, Джесси, никаких наркотиков…

- Да какие наркотики, алё? – взвился Джесси. – Да я чист, как ебаная льдинка!

- Прошу обойтись без подобной лексики, - чопорно вставил щегол в костюме. – Это все-таки здание суда.

- Да срать я хотел на ваш суд, - отмахнулся Джесси. Откинулся на спинке стула, задумчиво почесал лоб. Зверски хотелось курить. – Мам, да ладно тебе. Дай мне шанс.

- Мы с отцом давали тебе столько шансов, Джесси, - безнадежно покачала головой она. Затем накрыла своей ладонью его и утешающе улыбнулась. – Найди нормальную работу, сними квартиру. Мы верим в тебя.

- Круто, - обалдело прошептал Джесси. – Ваша вера будет охуенно согревать меня, когда я буду ночевать на улице.

- Не утрируй, - оборвал отец. – Заночуй у кого-нибудь из своих дружков.

- И заночую, - вредно ответил Джесси. – Заночую, забухаю и сторчусь.

- Джесси, - устало вздохнула мать.

- Не, - выставил тот руку вперед. – Не надо, я понял. Сколько у меня времени, чтобы съехать?

- Два дня, - излишне ободряюще произнес щегол.

Небось, у него ЧСВ в сотни раз поднималось, когда дело доходило до завуалированного унижения своих клиентов. Джесси сжал зубы, заглушая острую вспышку обиды, и обреченно кивнул.

- Ну тогда, если вы не против, я пойду и накурюсь в пока еще своем доме, - нарочито вежливо улыбнулся он и притворно откланялся, сгибаясь едва ли не до пола. Он почти чуял, как мать закатила глаза.

- Я бы не советовал, - покачал головой отец. – Там сейчас грузчики вывозят мебель.

- А вы оперативные, - горько усмехнулся Джесси. Дошел до двери помещения и уже на пороге обернулся к матери и выплюнул: - Сука.

И от души хлопнул дверью, как в детстве. Внутри разливалась холодная ярость и почти топила бессильную, глухую обиду, оседая серыми хлопьями где-то глубоко за ребрами. Мимолетно мелькнуло сожаление – может быть, все же не следовало так грубо, – но быстро исчезло под грузом злости.

Лучше бы он родился в семье нариков, в натуре. Там хотя бы не пытаются врать о том, что они друг другу нужны. Действует честный закон «сам за себя», и все уравнения такой жизни приводят лишь к одному искомому – «я». Джесси так все детство и провел, только под толстенным слоем пиздежа. Да, домик у него был крутой, жопу десять нянек подтирали, все блага для ребенка. Хочешь заебатую приставку, какой еще нет ни у кого в твоей школе? Получи – распишись. Хочешь четкие кроссы, чтоб засрать их через день в ближайшей луже? Пожалуйста, еще и новые потом попроси.

Все это, конечно, было заебись. Но как-то тухло в сравнении с тем, что происходило в семьях его друзей.

Да вон тот же Пак – тупица-тупицей, три раза в выпускном классе оставался, слово «улица» через «е» писал. Зато мамка – не женщина, а чудо. И блинчики им приготовит, и в макушку чмокнет перед сном. Лет до восьми она им даже пела колыбельные, когда Джесси оставался ночевать у Пака. Пела, конечно, очень хреново – голос был грубый, прокуренный и сильно лажал, но пела же!

Джесси даже чувствовал себя в их доме уютнее, чем в своем. А в том крысятнике сложно было поддаться уюту – на стенах ржавые подтеки, засаленная мебель, пол, поросший вековой пылью. И вроде бы мамка Пака старалась следить за порядком, но такие вещи веничком для пыли не уберешь. Да и в другом дело было – да, грязно, но зато душе тепло.

Сопливая, но правда.

Джесси вышел на улицу, подышал относительно чистым и прохладным воздухом, а затем достал сигарету и от души затянулся сладким дымом. Так, домой сейчас нельзя – какие-то уебаны медленно и по частям разносили его берлогу. Блядь, а он ведь только недавно купил новый диван! Джесси огорченно фыркнул и достал из кармана старенький мобильник.

- Херасе! – заорали в трубку через пару гудков. – Торпеда, дружбан, реально ты?

- Здорова, - усмехнулся Джесси. – Я, кто ж еще.

- Охуенно рад тебя слышать, мужик, - захохотал громким басом Пак. У Джесси даже от сердца отлегло – ну хоть что-то с годами не меняется.

- И я, чувак, - улыбнулся он. Затушил оставшийся от сигареты фильтр о стену здания сраного суда и двинулся к дому. Все же свои журналы и пару сотен налом-то он мог забрать. – Как жизнь?

- О, все путем, - заверил Пак. Что-то на заднем фоне мерно шуршало: то ли вода, то ли шины по асфальту, Джесси не смог разобрать. – Я ж на работу устроился, прикинь.

- О, - глупо выдал Джесси. Это действительно было неожиданно. – Поздравляю, мужик.

- Да-да. А ты как? – радостно спросил Пак. Слова мерзким комом застряли в глотке.

- Да как, - начал Джесси и совсем растерялся. А что говорить? Знаешь, чувак, родоки выперли из дома, а я тут как бы без денег совсем, в двадцать-то три года. Не приютишь? – Потихонечку.

- Ну и заебись, - весело заявил Пак. – А ты чего это вдруг вспомнил старика-Пака? Встретиться хочешь?

- Ну да, погуляем как в старые добрые.

- Слушай, Торпеда, - с сожалением произнес Пак. – У меня ж девчонка родилась пару месяцев назад, так жена вообще не разрешает кутить. Сорян, бро.

Джесси внезапно погрустнел. Вот как судьба распоряжается жизнями. У кого-то малая уже, а у кого-то помятая двадцатка в кармане и ничего за плечами.

- Да ладно, - ответил Джесси с улыбкой. – Все круто. Как звать?

- Чарли, - гордо ответил Пак. – Смешная такая, вякает постоянно.

- А ты что хотел, - рассмеялся Джесси. – Это же дети. Смешной она перестанет быть, когда ей внезапно понадобятся лифчики и эти… штуки.

- Какие еще штуки? – растерялся Пак.

- Ну, знаешь, - нахмурился Джесси. – А хотя забей, мать с этим справится лучше.

- Вот я тоже думаю, - хрюкнул Пак. – Я только пацанов гонять буду, да за длиной юбки смотреть.

- Это правильно, - хмыкнул Джесси. – Ладно, чувак, звони, как свободен будешь, да все такое.

- Ну а то, мужик, - сказал Пак. – Давай, не кисни.

- Пока, - негромко ответил Джесси и нажал на сброс.

Когда он добрался до дома, на небе уже вовсю занимался закат. Тот самый момент перелома, когда небо уже начинает темнеть, но солнце еще упрямо румянит облака. Охуенно красивое зрелище, ничего не скажешь.

Джесси даже расслабился и повеселел, уставившись на редкие прорехи большого облачного полотна, но снова сник уже совсем скоро. Что-то пора было уже делать со своей жизнью – вон, устроиться на работу, для начала. Чего бы мать там ни натворила в жизни, а вещи она болтала всегда дельные, хоть они и отдавали лживым таким говнецом. И эти брошенные на «отъебись» советы в четырех словах реально следовало принять к сведению.
Вот так он и сделает. Только немного еще потеплит обиду, а потом обязательно сделает.

- Ты чего тут топчешься, сынок? – спросил мужик, докуривая сигарету около входа в его, Джесси, между прочим, дом.

- Вещи пришел забрать, - буркнул тот и втиснулся в проход, между косяком и выходящим из дома грузчиком.

- Какие вещи, пацан? – крикнул ему вслед мужик. – Уже ж все увезли. Мелочевка осталась.

«Мелочевка». Две сотки для него сейчас вот совсем не мелочевка, а буквально способ выжить, окей?

Джесси не стал отвечать, вбежал по лестнице на второй этаж и свернул в опустевшую спальню. Даже коврик махровый забрали, скоты. Окинул грустным взглядом то место, где раньше висела какая-то веселенькая картинка – обои там были светлее, чем в остальной комнате – и уверенно двинулся к решетке вентиляции. И замер, недоверчиво скривившись.

- Нет, нет-нет-нет, - забормотал Джесси, выдергивая уже выкрученные и небрежно вставленные обратно болты. Откинул решетку на пол и уставился в пустое пространство трубы. Вот же сраные ублюдки!

Джесси на секунду прикрыл глаза, справляясь с бессильной злостью, и вышел из комнаты. Спустился обратно на первый этаж, пихнув плечом зазевавшегося грузчика, и дернул мужика, слепо уставившегося куда-то вдаль и лениво жующего фильтр истлевшей сигаретки.

- Слышь, - заорал Джесси ему в лицо. – Где мои бабки, сука?!

- Чего? – обалдело переспросил мужик. У него даже сигарета вывалилась от удивления. – Пацан, какие бабки? Ты че это?

- Ниче, бля! – заткнул его Джесси. – Я спрашиваю, куда твои работнички мои деньги дели. У меня лежали в вентиляции.

- Да не трогал никто твои деньги, уймись, - спокойно попросил мужик. Джесси взглянул в его добрые, окруженные паутинками морщинок глаза и как-то разом успокоился. Н-да, не на того наехал. Лажанул.

- Слушай, - сказал он мирно. – Бабки были, когда я уходил, лежали в вентиляции. В комнате на втором этаже. А сейчас их нет.

- Если уж кто и забрал их, то точно не наши, - уверенно покачал головой мужик. – У нас все ребята честные, хорошие…

- Бля, - устало выдохнул Джесси. Откинулся спиной на дверной косяк и закрыл лицо ладонями.

- Ты уж прости, пацан, - с сожалением протянул мужик и похлопал его по плечу. Мало того, что настроение все еще было хуже некуда, так еще и стыд заколол – ну надо ж было так на мужика неповинного наехать. Осел.

Джесси оторвал руки от лица, чтобы извиниться, но мужик уже ковылял внутрь дома, что-то по-старчески ворча себе под нос. Джесси смотрел ему вслед пару секунд, а затем приложился башкой о косяк почти до звезд перед глазами. Затылок отозвался тупой болью, заставив все сожаления отойти на второй план.

Осталась только злость.

URL
2015-06-08 в 21:54 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
***


Темнота сожрала последние блики закатного розового солнца, утопила в черном мареве редкие звезды и пасторальные будни простых прохожих. Разбудила местных торчков, заставив раскрыть красные глаза и лениво моргать, шаркая драными кроссовками по асфальту. Джесси предусмотрительно обошел одного такого субъекта и врезался в металлическую сетку ограды, с удовольствием опустив горячий лоб на прохладную поверхность.

Что ж, он попытался – дернул старых знакомых, позвонил бывшим бабам, даже к совести матери еще раз воззвал. Но никаких отзывов не получил. Ни от кого – знакомые оказались слишком старыми, из давно забытой жизни; бабы – слишком обиженными, чтобы пускать его к себе на порог после проигнорированных звонков; а мать – просто слишком сукой.

Джесси с усилием сдержал обиженный всхлип, потерся лицом о сетку, царапая щеки, а затем поднял расфокусировавшийся от головной боли взгляд. За оградой, в бледном свете одинокого фонаря, оказалась стоянка. Судя по неприметному виду, массивному замку на воротах и криминальным номерам на тачках – нелегальная. Джесси прищурился, разглядывая пост охраны, и невольно выпустил смешок – в будке свет не горел, следовательно, охранник либо спал, либо вообще хуй его знает, где шлялся. Оба варианта были неплохими.

Джесси зашагал вдоль сетки. Где-то здесь должно было быть что-то, – ящик или батарея шин – что могло бы помочь перемахнуть через ограду, не сломав, к примеру, руку. День явно не задался, и настолько, что сломанная рука должна повеселить его личное мироздание.

Через несколько метров, прямо вплотную к сетке, обнаружился био-толчок. Редкое явление в их засранном районе – обычно все ссали прямо на улице, наивно полагая, что дерево вполне способно замаскировать дебош. Разумеется, ага-да.
Джесси зацепился пальцами за верхнюю перекладину, подтянулся, едва-едва удерживая ноги в маленьких ячейках сетки. Спасибо, боже, что физрук в их школе скорее порвал бы ему очко, чем позволил прогуливать его уроки – подтягиваться Джесси научили очень хорошо.

Он перемахнул через ограду, мягко приземлился на крышу толчка и замер, когда тот начал шатко покачиваться. То ли участок земли был неровный, то ли дно самого толчка, но падать не хотелось от слова «совсем». Джесси пригнулся, вцепившись в края крыши, задержал дыхание, дожидаясь, пока хреновина перестанет качаться, а потом почва под ногами внезапно начала проваливаться. Джесси даже вякнуть не успел, как рухнул вниз вместе с обломками хлипкой крыши, разъебав вконцы пластмассового, уже давно не слишком белого друга.

Джесси от неожиданности вдохнул вонючий воздух широко раскрытым ртом и закашлялся так сильно, что даже грудь заболела. Джесси забарахтался в чем-то мокром – раскуроченный толчок извергал из себя что-то зловонное и липкое, и Джесси совсем не хотел думать о происхождении этого дерьма.

Ответ, в общем-то, был очевиден: дерьмо, оно и есть дерьмо.

Джесси с усилием перевернулся на живот, едва не утопившись в пахучей жиже, несколько раз натужно ударил по двери, и та, не выдержав сопротивления, сдалась с жалобным скрипом. Джесси вылетел из кабинки, словно по водяной горке, только по говну и рожей прямо в землю.

Заебись!

Хоть руку не сломал, и на том спасибо.

Джесси не сразу смог встать на ноги – те разъезжались на скользкой земле, колени тряслись, спина побаливала от недружелюбного столкновения с твердым. Нервы сдавали. Джесси сдавался вместе с ними. Нельзя познать ебаный дзен, когда твоя жизнь – несмешной ситком хуесортного качества.

Окей, он мог справиться с тем, что его избили. Неприятно, конечно, но, право слово, – если ты залез в нелегальный бизнес, будь готов к тому, что твою задницу надерут нереальное количество раз, пока ты будешь взбираться по лестнице к софитам. Вполне возможно, что еще и упадешь.

Мог справиться с неприятным чувством, поселившимся внутри после того побега. Слишком уж простого, к слову, побега. Серьезно, подстава была, Джесси ее чуял. И хотя прошло всего не больше суток, он ждал, что его найдут, а затем бездыханным телом подвесят прямо над наркокартелем уже совсем скоро. От этого бежали мурашки по позвоночнику, но справиться можно было.

Уже сложнее держаться, когда это наваливается на тебя вместе, сбивает с ног.

Как там говорят? Упал – встань и иди.

Джесси так и сделал. Только вот теперь идти стало сложнее. Не из-за реального говна под ногами, нет. Может быть, его шаткий апокрифический мирок просто поспешил лопнуть именно сейчас? Может быть, его строительный материал – каждодневные мантры, словно какое-то заклинание, – попросту порос грибком? В любом случае, встать и идти гораздо сложнее, когда на твои лопатки давит чей-то тяжелый ботинок.

Джесси пополз.

Тошнотворный запах щекотал ноздри, голова раскалывалась, тело ломило от внезапно навалившейся усталости, боже, он не спал на нормальной кровати уже около недели. Куда полз? Хуй его знает.

Чуть поодаль стоял дом на колесах. Приличная такая хреновина, побитая с боков и с простреленной дверью. Джесси прикинул, решил, что поспать очень даже сойдет и, едва поднявшись с колен, пошлепал к трейлеру. В кедах мерзко хлюпало, одежда прилипла к телу, волосы маленькими грязными сосульками падали на лицо. Джесси дернул дверь, с мрачным смешком судьбы ожидая, что та окажется закрытой, но поддалась она легко.

Джесси заполз внутрь трейлера – ноги уже не держали, подкашивались, – рухнул прямо там, лишь успев захлопнуть за собой дверцу, и сдался. Слез не было, только сухие рваные рыдания – злые и отчаянные. Нахуй работу, нахуй попытки начать все заново, нахуй мать с ее тупорылыми советами.

Если он сдохнет, никто, блядь, даже не заметит.

URL
2015-06-08 в 21:55 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
- Эй? – прошелестело что-то из угла. Джесси от неожиданности вздрогнул и тут же завертелся в поисках источника звука. В темноте разглядеть хоть что-то было затруднительно, но силуэт, скромным холмиком возвышающийся над матрасом, Джесси все же различил. – Все... кхм, в порядке?

Джесси моргнул несколько раз, привыкая к темноте, прокашлялся, сгоняя хрип, и наугад произнес:

- Да, все зашибись, - впрочем, все равно вышло хрипло.

- Точно? – еще раз спросил голосок.

Джесси прокрутил тембр у себя в памяти повторно и пришел к выводу, что его собеседник – парень. Даже мальчик – голос, хоть и заметно поломанный возрастом, все же звучал мягко и с по-детски заискивающими нотками.

- А ты чего тут делаешь? – тупо спросил Джесси.

Глаза вынужденно привыкли к темноте. Мальчик перед ним оказался то ли рыжим, то ли просто темноволосым, с растрепавшимся низким хвостиком и мириадами пятнышек на лице – маленьких и бледных, но заметных в своем скоплении. С остреньким, как у птички какой-то, носиком и пухлыми девичьими губами. Джесси невольно завис, когда мальчик нервно скользнул по ним языком.

- Это твой трейлер? – напряженно спросил он. Ага, значит, тоже забрался без спросу.

- Не, - успокоил его Джесси. Шмыгнул носом, невольно вдохнул мерзопакостный запашок и поморщился. – Ты прости за это, денек не задался.

Мальчик вопросительно склонил голову, затем неловко, как маленькая собачка, первый раз воспользовавшаяся своим нюхом, повел носом и едва заметно скривился.

- Это, случайно?.. – начал мальчик, но тут же смутился и замолчал. Джесси невольно улыбнулся – как девчонка, ей богу.

Он, когда классе в восьмом был, нравился одной тихоне. Вернее, он сам-то этого не знал еще аж до начала старшей школы. Уже потом, в выпускном классе, когда зубрилка-Терри вдруг превратилась в милашку-зубрилку-Терри, она, видимо, оценив все плюсы своей внешности (правда, один хер, так и не набравшись смелости), решилась признаться Джесси в чувствах.

Бубнила она забавно – тихонько, глядя в пол и нервно теребя подол скромной блузочки. Но Джесси тогда так сразило волной нежности к ней, что он даже дослушивать не стал – пообещал и до дома проводить, и в кафешку сводить на выходных, и даже на выпускной бал. Та раскраснелась, заулыбалась, захихикала скромно и от смущения, наверное, неловко хрюкнула.

Джесси не смеялся над ней, окей? Он не смеется над таким – это же совершенно естественно, тем более что сам он, когда ему нос ломали, хрюкал с завидной регулярностью. Джесси смеялся, ладно. Но не над Терри и не над ее милым хрюканьем – это просто смех умиления, такое бывает, все должны понимать это.

Но Терри не поняла. Она замерла, нижняя губка задрожала обиженно, и это был последний раз, когда Джесси видел ее так близко. Потому что оставшееся время она упрямо избегала встречи и пряталась где-то в школе так юрко, что замечал он ее в толпе лишь пару раз, и то – бегло.

Вот они – чувственные натуры.

По-хорошему, их бы избегать надо, особенно, с потрясающим умением Джесси косячить с периодичностью в час. Но именно с таких вот принцессок его разносило в желе. Таких хотелось ласкать, нежить, защищать.

Но, опять же, переводились они с геометрической прогрессией. С одной стороны, хорошо – попробуй, поживи в сегодняшнем мире с таким характером. С другой – не очень. Душа-то требовала, чтоб ее.

- Ну, говори уже, - подогнал Джесси. Мальчик зыркнул исподлобья, взмахнув длиннющими ресницами, но послушно заворковал.

- Я собирался спросить, - заново начал он. – Это, случайно, не био-туалет? Стоял там, у ограды.

- А, - понятливо кивнул Джесси. Это он, значит, про видок его начинал. – Да, он самый. Хлипкая крыша оказалась.

Мальчик фыркнул, растянув губки в смешной, лягушачьей улыбке.

- Меня же выдержала, - скромно оповестил он.

Джесси усмехнулся, собрался было пошутить, мол, да это ж ты ее раскачал! Но мальчик шустро выпутался из пледа, в котором сидел, и вытянул одну ногу вперед, вторую уютным движением подогнув под себя. Джесси скользнул по ней взглядом и едва не закашлялся к чертям, заметив обувь.

Вот уж нифига себе мальчик с девчачьим ртом.

- А тебе не жарко в этих монстрах? – кивнул он на высокие гриндерсы. Мальчик тоже прикипел к ним взглядом, моргнул пару раз и скромно пожал худыми плечами.

- Да нормально вроде, - выдал в итоге он.

- Лето же почти.

- Сказал человек в шапке, - фыркнул мальчик.

Джесси нахмурился, коснулся затылка и внезапно почувствовал себя идиотом. Шапка съехала после его полетов на виражах и держалась на макушке только благодаря липкой дряни. Н-да. Джесси стянул ее, откинул куда-то за спину и удивленно приподнял брови.

- В какой шапке? – наигранно удивленно спросил он и для вида еще повертел головой.

Мать бы сейчас обязательно дала ему подзатыльник и произнесла это утомленное «не сын, а клоун». А вот мальчик, напротив, весело захохотал, робко прикрыв рот ладонью. Джесси почувствовал некий прилив самодовольства. Вон, че могет.

- А тебя как зовут-то? – спросил он, когда в трейлере повисла тишина. Мальчик заправил прядку волос за ухо.

- Коди, - ответил он. Потом замолчал, про себя что-то подумал и улыбнулся: – А тебя?

- Джесси, - подмигнул тот. Мальчик – Коди – вдруг смутился, порозовел вроде как, хотя в темноте хрен там разберешь, и даже взгляд опустил. Смешной такой. – А ты, Коди, чего тут забыл?

Тот помялся, неловко почесал коленку, потом утомленно выдохнул, будто проиграв каким-то своим внутренним установкам, и выдал:

- С папой поссорился.

- И чего ж, из дома сразу сбегать? – удивился Джесси и тут же прикусил язык – типа он по-другому делал, когда мамка кидалась очередными выебонами.

- Так вышло, - дернул плечом Коди. Потеребил край майки и гордо добавил: - Я сказал, что не вернусь домой, значит, не вернусь.

- Ты бы поаккуратнее со словами, - осторожно заметил Джесси. – Потом жалеть будешь.

Коди окинул его странным взглядом, но послушно кивнул.

- А ты чего тут? – спросил он.

- Да у меня дома тараканов травят, - беспечно начал Джесси и осекся, встретив скептический взгляд. А в принципе, что такого? Вряд ли они с этим мальчишкой еще, где пересекутся. – Погнали меня из дома.

Коди заинтересованно склонил голову к плечу.

- Из-за чего?

- Думают, что я ширяюсь, - закатил глаза Джесси.

- А ты не?..

- Не, я – не.

Коди заулыбался.

- Это правильно, - кивнул он. – Наркотики, рано или поздно, погубят.

- Говоришь, как моя мамашка, - прыснул Джесси.

- Потому что так и есть, - резонно вставил Коди. Джесси не решился чем-то на это ответить.

- Сколько тебе лет? – спросил он спустя какое-то время. Коди, уютно привалившийся к стенке трейлера, вновь поднял голову.

- Девятнадцать, - не очень уверенно ответил он.

- Девятнадцать? – недоверчиво переспросил Джесси.

Объективно, мальчишка выглядел на пятнадцать – и то, с большой накидкой. Быть может, все дело в темноте или не слишком трезвом взгляде, но девятнадцать – очень и очень вряд ли.

- Девятнадцать, - упрямо кивнул Коди.

- Окей, девятнадцать так девятнадцать.

- А тебе?

- Двадцать три, - честно ответил Джесси. Коди недоверчиво скривился.

- Двадцать три? – переспросил он.

- Двадцать три, - подтвердил Джесси, порядком утомленный этой игрой.

- Хорошо, - кивнул Коди.

Вновь привалился к стеночке, подтянул сползший плед к озябшим плечам – даже в темноте было заметно, как мальчишка дрожал от холода. Джесси сочувственно скривился, но помочь ничем не мог – его собственная толстовка промокла и пропиталась помоями.

- А что будет, если нас обнаружат? – вдруг спросил Коди. Он медленно, как-то лениво и сонно, стянул маленькую резиночку, волосы пышными волнами спустились к плечам.

- Ударим по газам, - серьезно ответил Джесси. Коди остановился, уставившись на него неверяще, пальцы замерли в волосах.

- Серьезно? Просто сбежим?

- А что ты предлагаешь? – хмыкнул Джесси. – О чем ты думал, когда сюда забирался?

- Ни о чем, вообще-то, - признался Коди.

- А я осознавал шансы внезапного побега, - пожал плечами Джесси. – Не боись, стоянка нелегальная, копов никто не дернет. Если успеем слинять быстро, даже останемся живыми.

- Если?.. – испуганно выдохнул Коди. Джесси выдержал театральную паузу, вдоволь насладившись вытянувшимся лицом, и заржал. Коди оскорбленно фыркнул. – Да ну тебя.

- Брось, никто тебя не шлепнет за то, что ты переночевал в чужом фургоне, - усмехнулся Джесси. – Может, по носу вмажет пару раз, да отрабатывать заставит. Не больше.

Коди вроде расслабился, только скромно коснулся пальцами кончика носа.

- Я спать хочу, - вдруг пробормотал он.

Медные спутанные волосы облапили худое лицо. Коди укутался в плед по самый нос, подергал ногами, устраиваясь в своем гнезде поудобнее, и прикрыл глаза.

Джесси усмехнулся, рухнул обратно на пол, устроившись затылком на чем-то относительно мягком, и внезапно для себя провалился в беспокойный, эфемерный сон.

URL
2015-11-28 в 22:33 

*Generalissimo*
Мрачно. Уныло. Холодно. Меня окружают как минимум четверо вампиров. Чтоб я так жил! (c)
Во все тяжкие не смотрела, и сейчас жалею, поэтому позже все-таки посмотрю)
Читать начала из-за саммари, оно просто шедеврально :lol: хочу уже этот момент)

2015-11-29 в 21:01 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
*Generalissimo*, ВВ - хороший сериал, если вы конечно любите легкую тягомотину. Ну штуки там вертают зыбанские, так что очень советую)
Не знаю еще, когда будет этот момент, если честно, хаха.

URL
2015-11-30 в 09:51 

*Generalissimo*
Мрачно. Уныло. Холодно. Меня окружают как минимум четверо вампиров. Чтоб я так жил! (c)
Роуч, о, если меньше, чем в Настоящем детективе, то все ок будет) в Детективе почти весь первый сезон выдержала)
эх, я подожду и буду надеяться на лучшее) :rotate:

2015-11-30 в 13:32 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
*Generalissimo*, ну вообще написано уже 6 частей, просто чот лень их выкладывать, хахах. Попозже выложу сплошняком. Но из-за ФБ у меня временно пропало вдохновение напрочь, так что пока не знаю, как скоро решу продолжить)

URL
2015-11-30 в 20:13 

*Generalissimo*
Мрачно. Уныло. Холодно. Меня окружают как минимум четверо вампиров. Чтоб я так жил! (c)
Роуч, воу-воу, 6 частей! :dance2::ura: вы подняли мне настроение)))
да, вдохновение оно такое...
если не секрет, за какую команду были?
и я забыла про ФБ, надо пойти посмотреть :-D

2015-11-30 в 20:54 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
*Generalissimo*, не секрет, деанон ведь уже прошел)
fandom Dylan OBrien 2015
Команда оч годная))

URL
   

Добрый день, мистер Мартин

главная