Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:05 

Фик, наконец-то

Роуч
Лечим душу - гробим печень
Спандекс как часть жизни

Автор(ы): Роуч.
Пэйринг: deadpool!Дерек/spider-man!Стайлз
Размер: миди, 5974 слова
Жанр: полное Marvel!AU, романтика
Рейтинг: NC-17
Саммари:
– И почему я опять связан? – скептически уточнил Дерек, дергая связанными руками.
– Возможно, я взял тебя в секс-рабство, – предположил Стайлз. – Ты видел мою кладовку? Там еще девяносто девять экспонатов. Ты у меня юбилейный, поэтому я разрешу тебе выпить кофе.
Предупреждения: кноттинг, секс с использованием посторонних предметов, стигматофилия.

Вот так выглядит в принципе.

Вот так выглядит наша .

— Ты кто такой? Ты коп?
— Коп? Серьезно? Парень в красно-синем трико — коп? © Человек-Паук

Добро пожаловать в Лузервилль! Население — ты. © Дэдпул


***


«Это нетрудно», – твердил Стайлз себе в первый раз, когда стоял на крыше одной из высоток. Лицо холодил ветер, а в груди разливался страх напополам с восхищением, но руки делали все за него. Если честно, он тогда почти обосрался от страха, когда что-то заставило его подняться на пальцах. На одних ебаных пальцах. На крыше ебаной высотки. Внизу приглушенно сигналили машины, крошечные, словно игрушечные, а над головой кричали птицы. Стайлз только на секунду прикрыл глаза, ощутил то захватывающее, всепоглощающее чувство свободы и вновь поднял веки.

А потом он полетел. Он просто посмотрел вниз и подумал: «Какого черта?». Жизнь давала ему такие возможности, какие не дала, возможно, никому другому, а он трусил. Ну уж нет, такой выбор не для него. Пусть бы кто-то другой сидел и дальше перед телевизором и паутиной доставал себе пиво из холодильника. Стайлз Стилински сделает так, как однажды ему сказал отец. Он сделает все возможное, раз ему предоставили такой шанс.

И он делал.

В данный момент Стайлз тащил на себе, по ощущениям, десятитонное тело наемника и не понимал, какого вообще хрена он на это подписался? Он не собирался спасать моральных уродов, убивающих ради денег. Пускай, у этих уродов и было потрясающее тело. И, возможно, большой член. Нет, не то чтобы Стайлз туда смотрел, конечно, нет. Просто этот чувак носил спандекс, о’кей? Взгляд сам падал.

Если рассказывать вкратце, то нападения механизированных животных до сих пор не прекратились. Вернее, они и не прерывались. Стайлз честно пытался одолеть ту страшную хреновину, подражающую носорогу, но в итоге она впечатала его в землю, а мужик, находящийся в этой самой хреновине, ржал так сильно, что его наверняка было слышно даже на другом конце побережья.

Стайлз тогда попрощался с жизнью, пожалел о потраченной юности и извинился перед тетей за журналы с обнаженными мужиками, которые она, скорее всего, нашла бы после его смерти. Но не успел он прочесть молитву, как носорога снесло на несколько десятков метров в сторону, а на его место приземлился какой-то хрен в красном костюме. Хрен с большим хреном, стоило бы подметить. Стайлз сразу заметил – потому что чувак стоял прямо над его лицом. Прямо вот... Ну, понятно, да.

А потом чувак протянул ему руку. Стайлз быстрым взглядом оценил массивный ремень, начиненный ножами и двумя внушающими стволами, глянул за спину – там покоились две катаны в ножнах – и поднялся сам, проигнорировав помощь. Чувак хмыкнул, буркнул что-то похожее на «придурок» и, ловким движением вытащив одну катану, отгородил Стайлза от ряда летящих в него пуль. Охуеть. Стайлз тогда почти кончил. И, наверное, кончил бы, если бы не носорог, который, поднявшись с земли, еще более злой, попер прямо на них. Стайлз за предоставленные ему несколько секунд успел только зацепиться паутиной за ближайший фонарь. И услышать, как чувак сокрушенно матерится, доставая из-за спины вторую катану.

И пока все внимание придурка, сидевшего внутри носорога, было сосредоточено на мужике в красном спандексе, Стайлз делал сеть. Слава богам, чувак оказался не тупым, так что когда Стайлз закончил с ловушкой, он уверено попер прямо на нее, целясь в серединное отверстие. Стайлз подумал, что у чувака нет проблем с дырками. Затем счел свой внутренний монолог слишком пошлым и поблагодарил бога, что не сказал этого вслух.
В любом случае, они оказались отличной командой. Механическая хреновина запуталась в паутине и с надрывным скрежетом металла свалилась на землю. Правда, стоило Стайлзу подлететь к чуваку и спросить его имя – тот представился Дэдпулом, – и, может быть, самую малость залюбоваться тем, как он разминает шею, как носорог завозился, пару раз стрельнул по паутине и сбежал с громким топотом восвояси.

Они не смогли его выследить, хотя и пытались. Они разделились, прочесали каждый квадрат города, но следы оборвались прямо посереди дороги. Стайлз пообещал, что не бросит это просто так, а Дэдпул просто вздохнул в ответ, провел пальцами по катане, убрав за спину, и скрылся. И все же, бегал он быстро.

В следующий раз они встретились примерно при таких же обстоятельствах, только уже Стайлз вытаскивал Дэдпула из западни. В ответ он не получил никаких благодарностей, но ему хватило и того пробирающего до костей рычания, которое издал Дэдпул, когда взял в руки оба ствола. И Стайлз уже абсолютно точно устал возбуждаться.

У них было еще несколько попыток разобраться с этим делом, но ни одна из них не увенчалась успехом, пока Стайлз не принял решение обсудить план. Дэдпул в ответ сурово покачал головой, отрезав, что планы – не его стихия. Но паутина Стайлза оказалась быстрее, чем его пушка. Так что пришлось Дэдпулу слушать гребанный план приклеенным к стене, хотел он этого или нет. Скорее всего, нет, но Стайлзу, если честно, было плевать.

Спустя сорок минут Дэдпул пошел на сотрудничество. И даже предложил Стайлзу связаться со своим сородичем. Стайлз тогда не понял, о чем это он толкует, но когда прозвучало имя Эрики Рейес, не постеснялся хорошенько вмазать.

То, что Эрика – хренова Паучиха, еще не делает их родственниками. Тем более что именно с ней у Стайлза случился первый поцелуй.

В итоге, с подмогой и качественным планом, они справились быстрее и эффективнее, вот только никто из них не ожидал, что следом за вышедшим из строя носорогом, черт знает откуда, вылезет осьминог. И с ним уже не будет так легко. И, хотя они все равно справились, пострадал Дэдпул. Стайлз еще ни разу не видел кровь или хотя бы одну дырку на его костюме, зато в этот раз ему хватило сполна. Одно из механических щупалец основательно продырявило чуваку грудь, и Стайлз видел, как тот упал без сознания прямо в ту же секунду.

Если честно, было просто пиздецки страшно.

Каким бы странным и отсталым в моральных принципах ни был этот Дэдпул, он заслуживал жить. И... Стайлз еще не успел пригласить его поужинать, а это и было одной из основных причин, почему он горбатил на себе десятитонное тело, да. Спасибо паутине и близко стоящим друг к другу домам за то, что они смогли добраться до дома Стайлза без лишнего внимания. И за скорость, конечно. Хотя это все равно не спасло Дэдпула от того, что его сердце перестало биться. Прямо в блядской кровати Стайлза!

– Черт, – выдохнул он, пытаясь нащупать хотя бы слабый пульс. Все тело Дэдпула было замотано плотным коконом паутины – так легче было нести, а еще она хорошо впитывала кровь и защищала от лишних резких движений. – Чува-ак! Давай же, пожалуйста.

Стайлз закусил губу, расстроенный, стянул с лица маску, зло швырнул ее в стену и присел на пол, рядом с кроватью. Так, его тетя медсестра, а ее сын, Скотт, проходил практику в ветеринарной клинике. Они должны были говорить о том, как правильно поступать с теми, у кого только что остановилось сердце. Стайлз выдохнул и решительно стянул маску с лица Дэдпула. И не смог сдержать испуганного вздоха. Все его лицо было покрыто крупными темными пятнами, а кое-где кожа потрескалось, создавая иллюзию порезов. Стайлз в первую секунду застыл, не зная, что делать, но тут же одернул себя, уговаривая успокоиться.

Хотя у него все равно тряслись пальцы, когда он рвал паутину, чтобы добраться до места, где уже не билось сердце, а в голове мерно отстукивали пройденные секунды. Время неумолимо кончалось. Он робко коснулся сомкнутых холодных губ, собираясь поделиться воздухом, и первый раз с силой надавил ладонями на грудь, когда что-то под его пальцами влажно хлюпнуло. Он испуганно отстранился и уставился на то, как огромная рана на теле Дэдпула медленно зарастает новой бледной кожицей. Это было невероятным зрелищем. То есть, конечно, у Стайлза тоже была повышенная регенерация, но даже незначительная рана на его теле залечивалась хотя бы пару дней. Но ни одна не заживала за ебаные минуты!

– Так, ладушки, – кивнул Стайлз сам себе, потер ладони, ощущая сквозь ткань влажность и липкость крови, и осторожно коснулся чужого лица. – Давай, мужик, я очень хочу, чтобы ты выжил. Мне нужно познакомить тебя со Скоттом, ты бы надрал ему задницу, а я бы посмеялся, ну же.

Дэдпул отозвался тяжелым хриплым дыханием, но рана на его груди уже почти закрылась. Стайлз закусил губу и принялся невесомо прослеживать пальцами шрамы на его лице.

– А еще я не смогу произнести тебе крутую речь на похоронах, – продолжал Стайлз, обмирая от страха – пульс чувствовался совсем слабый. – Я же не знаю твоего имени, помнишь?

Что, между прочим, было обидно. То есть, разумеется, Стайлз не был образцом этикета, поэтому незнание имен было взаимным, но, бога ради, с чего вдруг он должен представляться первым?

– Я хорошо готовлю чимичангу? – с надеждой еще раз попробовал он и не смог сдержать облегченной улыбки, когда Дэдпул в ответ влажно закашлялся и проскрипел:

– Ты вообще затыкаешься?

– Только во сне, – все еще продолжая глупо улыбаться, ответил Стайлз. Потом пару секунд подумал и добавил: – Хотя, вообще-то, я не уверен.

– Залепи себе рот паутиной, – мрачно попросил Дэдпул. Стайлз завороженно уставился на его густые нахмуренные брови.

– Это невежливо, мужик. Я же только что тащил твое бездыханное тело к себе через весь город, в курсе?

– Я бы очнулся через час.

Стайлз скептически хмыкнул.

– В полиции, с целым набором обвинений, – кивнул он. Дэдпул в ответ недовольно фыркнул и завертелся в паутине. – Считай, что это мое тебе «спасибо».

– Выпусти меня.

Стайлз задумчиво покусал губу, поймал направленный на нее чужой взгляд и с удивлением понял, что они оба без масок. Он неловко отвернулся к столу, приложив к горящей щеке ладонь, пока сзади продолжалось шумное копошение.

– Можешь не пытаться, – покачал он головой. – Каким бы мускулистым ты ни был, мою паутину сможет прорезать только один из твоих ножей.

– Когда я до них дотянусь, тебе не поздоровится, – пообещал Дэдпул, и Стайлз против воли улыбнулся.

– Ну, попробуй, наемник, – все еще улыбаясь, сказал он и, развернувшись лицом, сложил на груди руки. Дэдпул рыкнул на него, показав ряд зубов, и Стайлз едва смог сдержать дрожь. – Как тебя зовут?

Дэдпул не ответил, ерзая на постели как гигантская куколка. Стайлз склонил голову к плечу.

– Чем скорее ты пойдешь на сотрудничество, тем скорее я срежу паутину, – уточнил он, подходя ближе к кровати. Дэдпул вновь проигнорировал его порыв милосердия. Стайлз закатил глаза и запищал чрезмерно высоко: – Конечно, чувак, нет проблем, я назову тебе свое имя, а когда ты выпустишь меня, мы поиграем в приставку. Я так благодарен тебе, Стайлз, за то, что ты спас мою задницу от полиции и пробуждения в обезьяннике с бомжами, ты так много для меня делаешь! – он склонил голову к другому плечу и заговорил обычным спокойным голосом: – Нет, чувак, не стоит, ведь это ты спас меня тогда, в первый раз. И спасибо, что сказал мне свое имя, это очень много для меня значит...

– Тебя действительно зовут Стайлз? Что это вообще такое? – поморщился Дэдпул. Стайлз пару секунд пораженно на него пялился, а потом, покачав головой, спрятал лицо в ладонях.

– Класс, – приглушенно прокомментировал он. – Из всего, что я сказал, ты запомнил только мое имя? И что с ним не так?

– Просто не могу поверить, что кто-то действительно мог назвать так ребенка, – ответил Дэдпул слегка повеселевшим голосом, и Стайлз вылез из своего временного укрытия.

– Они и не называли. Мое настоящее имя звучит еще хуже, чем «Дэдпул».

– А что не так с «Дэдпулом»? – раздраженно спросил тот, и Стайлз дал себе мысленную оплеуху. Чувак плохо различал намеки, это нужно было понять еще с первых минут их знакомства.

– Я назвал тебе свое имя, а ты все еще Дэдпул, сечешь? – ухмыльнулся Стайлз. Дэдпул в ответ только чуть выше приподнял брови.

Господи Иисусе.

– Ты вообще изучал в школе этикет? Или это было так давно, что ты уже все забыл? – сделал еще одну попытку Стайлз и кокетливо дернул плечом. – Давай, старикашка, вспоминай.

– Мне двадцать восемь, – хмуро заметил Дэдпул. Стайлз победно хмыкнул.

– Отлично, мы уже приближаемся к чему-то похожему на дружбу.

– Мы не друзья.

– Конечно, нет. Я же не знаю твоего имени, чувак.

Дэдпул выдохнул, громко и сердито, и Стайлз нарисовал мысленную галочку напротив пункта «вывести из себя». В его сложной системе человеческих отношений именно с этого пункта начиналась дорога к горячему сексу.

– Дерек, – коротко и явно нехотя ответил Дэдпул, и Стайлз не смог удержаться от короткой версии своего победного танца. Дэдпул – то есть Дерек, конечно, Дерек, – поморщился, но за движениями бедер все же проследил.

– Дер-рек, – на пробу произнес Стайлз, мягко прокатывая на языке букву «р». – Мне нравится. Лучше, чем «Дэдпул».

– Лучше, чем «Стайлз», – усмехнулся Дерек.

– Ого, да ты просто король шуток, – закатил глаза Стайлз. – Ладно, ты заслужил быть развязанным.

Дерек в ответ скептически хмыкнул, но смиренно замер, когда Стайлз начал аккуратно срезать паутину канцелярским ножом.

– Поразительно, – пробормотал он, кончиками пальцев прослеживая участок тонкой кожи.

– А если тебе кто-то голову отрубит, новая отрастет?

– Договоришься, я тебе член отрублю, – хмуро предупредил Дерек, и Стайлз не стал говорить о том, как сексуально в его устах прозвучало слово «член».

Он довел кончик ножа до чужого подбородка, разрывая кокон, и не успел даже руку отнять, как ему со всей силы ударили по запястью. Стайлз охнул, выронил нож, а в следующую секунду уже лежал под мощным телом и чувствовал холодный металл у своего горла.

И его ебаное паучье чутье, видимо, не считало эту ситуацию угрожающей.
Хотя, что уж там, его член тоже.

– Какого хуя, чувак? – просипел Стайлз, косясь на юркую бабочку под своим подбородком.

У Дерека было абсолютно спокойное и холодное выражение лица, и Стайлз невольно вспомнил, что притащил в дом наемного убийцу. Он сглотнул, чувствуя, как мазохистское предвкушение вперемешку с отголоском забытого страха расползается по его телу, и досадливо прикусил губу – на нем все еще был костюм, и спандекс – не тот материал, который бы профессионально скрывал стояки. Блядь.

Дерек на секунду сильнее прижал лезвие к горлу, заставив Стайлза задержать дыхание, а затем нахмурился, растерянно глянул вниз, и уверенная хватка его руки заметно ослабла. Чем Стайлз и воспользовался, прицелившись и... Облажавшись.

Очнись, Стилински, это же наемник. У него рефлексы быстрее, чем длится твоя дрочка.
Разумеется.

– Серьезно? – скептически спросил Дерек и наконец отнял свой хренов нож от лица Стайлза. Тот с наслаждением опустил затекший подбородок и выразительно посмотрел на свою руку, которая все еще находилась в тисках чужой ладони. Будто этот чувак был Халком, а не Дэдпулом.

– Это я должен спрашивать, – дерзко ответил Стайлз и пискнул, когда пальцы на его запястье сжались сильнее. – Это моя квартира. И это я тащил на себе твою тушу, а ты, к слову, весишь, как медведь. И? Где моя благодарность?

– Благодарность? – переспросил Дерек опасно-ласковым голосом. Стайлз вжал голову в плечи. – Хочешь благодарности.

Дерек просунул руку между их животами, огладил внутреннюю сторону его бедра и без предупреждения обвил грубыми пальцами член, натянувший на себе тонкий спандекс. Стайлз всхлипнул, дернулся всем телом, а Дерек каким-то незаметным движением захватил в плен широкой ладони его второе запястье, заведя высоко над головой. Стайлз стыдливо дернул локтями, скрывая покрасневшее лицо, но руки жестко заломили и больно приложили костяшками о спинку кровати.

И самое, блядь, стремное, что отталкивать Дерека совсем не хотелось.

– Полегче, – попросил Стайлз, чувствуя себя неловко, будучи беззащитным и дезориентированным, пока кто-то другой – кто-то столь сильный – мог делать с ним, что вздумается.

Стайлз не был слабым, ни душой, ни телом. Но этот человек ломал его, еще с самой первой встречи. И Стайлз был не прочь сломать и его.

Дерек на секунду скривился, затравленно и зло, сжал пальцы, заставив Стайлза болезненно ойкнуть, и замер так, будто бы к чему-то прислушиваясь. Стайлз, против воли, тоже замер и напряг слух. Но до него доносились лишь шуршание шин по асфальту и крики детей с ближайшей площадки.

– Заткнитесь, – буркнул вдруг Дерек, не обращаясь ни к кому конкретно.

– Что? – на всякий случай спросил Стайлз. Дерек в ответ покачал головой и, пару секунд напряженно всматриваясь в его губы, будто что-то осознал.

Нахмурившись, разжал пальцы, выпустив руки наверняка уже с красными следами на запястьях, но ладонь, которой продолжал сжимать пах, лишь слегка расслабил, но не отнял. И это, несомненно, было самым хорошим моментом за день. Конечно же, не считая того, в котором Стайлз своими глазами увидел механические щупальца. Это было супер-круто.
Дерек отстранился лишь на какие-то сантиметры, выглядя при этом отчего-то растерянным и виноватым, но Стайлз уже почувствовал острую необходимость в его прикосновениях.

– Я совсем не против, – быстро выпалил он.

Дерек вскинул на него вопросительный взгляд и продолжил отстраняться, и Стайлз не успел оценить, насколько здраво он поступает, действуя на чистых инстинктах. Он опрокинул Дерека на спину, молясь, чтобы в веб-шутерах еще оставалась паутина, и выстрелил ровно в тот момент, когда Дерек уже замахнулся. Его рука со стуком и липким звуком приклеилась к спинке кровати, а затем к ней присоединилась и вторая.

– Если ты не против, – сказал Стайлз, соблазнительно скользнув кончиком языка по нижней губе. Он надеялся, что это вышло соблазнительно, во всяком случае, Эрика всегда говорила, что у него классные губы. Дерек, к его удовольствию, проследил за движением, но все же мрачного взгляда, брошенного исподлобья, не удалось избежать.

– Мне кажется, ты не особо спрашиваешь, – буркнул тот и кивнул на связанные над головой руки. Стайлз недоверчиво прищурился.

– Ты же сам начал, – обвиняюще ткнул он пальцем. – Мне кажется, из нас двоих это не я схватил себя за член.

– Вставший член, – как бы между делом заметил Дерек.

– Может, ты на меня теперь за это в суд подашь? – предложил Стайлз. Заметил отголосок веселья в глазах напротив и с удовольствием потерся о твердое бедро, чувствуя ответную дрожь. – Или просто поцелуешь меня?

Дерек какое-то время еще смотрел в его лицо предельно внимательно, а затем, устало вздохнув, опустил голову.

– Лучше бы тебе не связываться со мной, – сказал он раздраженно. – Тем более, если это для галочки напротив «переспал с уродом».

Стайлз моргнул. Нахмурился и снова моргнул.

– О господи, – выдавил он, когда понял. – Никаких галочек, ладно? Только ты, я, постель, сейчас. И моя паутина. Считай это бонусом.

Стайлз потянулся к ремню, улыбнулся, рассмотрев пряжку с маленьким лицом Дэдпула в маске, и отвлекся на сокращающиеся мышцы живота. В спандексе, который, кстати, стоило бы снять, тело выглядело очень скульптурно, почти как у какого-нибудь греческого бога. Даже Стайлз, обладая худым жилистым телом, выглядел в костюме лучше, чем в любой одежде. Или без нее.

Он не удержался, стянув перчатки, провел ладонью по выделяющимся кубикам и сглотнул, когда Дерек дернулся навстречу прикосновению.

– И что ты собираешься делать? – спросил тот, наблюдая, как Стайлз снимает его ремень с бедер, убирает ножи из карманов на ногах.

– Собираюсь тебе отсосать, – улыбнулся он и потянулся снять с плеч Дерека ремешки, держащие на его спине ножны для катан. Дерек настороженно проследил за тем, как Стайлз возится с застежками, а затем вздохнул.

– Сбоку, – сказал он, дергая подбородком. – Просто нажми на них по бокам, идиот.

– Теперь я знаю, что чувствует Скотт, когда расстегивает Эллисон лифчик, – вздохнул Стайлз и надавил по бокам от замочка, едва не сломав себе оба пальца.

– Ты договоришься, сам будешь лифчики носить, – пообещал Дерек. Стайлз закусил губу, пережидая сладкую волну предвкушения.

– Ого, да кто-то извращенец, – подмигнул он и, справившись со вторым замочком, откинул в сторону ножны. – Вообще-то, я не против, я как-то уже пытался напялить на себя чулки подруги. Это секси.

– Под «кем-то» ты точно имел в виду меня?

Стайлз закатил глаза, едва сумев скрыть улыбку – нелепые, но от того не менее смешные попытки Дерека ерничать невероятно его радовали. И да, все в той же нелегкой системе человеческих отношений эти попытки занимали второй пункт после «вывести из себя». Все шло в нужном направлении.

Стайлз оглядел тяжелые ботинки Дерека и понял, что даже они придавали ему определенное очарование. И сексуальность, определенно, они придавали ему сексуальности. Стайлз провел ладонями по чужим ногам, а затем в несколько движений скинул ботинки на пол.

– Как снимается твой костюм? – спросил он, примеряясь, откуда начать.

– Также, как и твой, – закатил глаза Дерек. Стайлз понятливо кивнул и засунул руку ему подмышку. – Что ты делаешь?

– Ищу молнию.

– У меня нет молнии, он снимается отдельно, – вздохнул Дерек. – Кто вообще делает молнию на спандексе?

– Я?

– Развяжи мне руки, кусок придурка.

– Ну нет, – запротестовал Стайлз. – Хочу, чтобы ты остался связанным.

– Начинаем отношения с принуждения? А ты стратег, – заметил Дерек и тут же осекся.

Стайлз поднял на него взгляд широко распахнутых глаз.

– Отношения? – переспросил он с разрастающимся теплым чувством в груди.

– Я не это имел в виду.

– О, да брось, я тебе нравлюсь, – усмехнулся Стайлз. Дерек сердито выдохнул и двинул бедрами, заставив его качнуться на месте.

– Ты собирался мне отсосать, – напомнил он, и Стайлз невольно прикипел взглядом к его члену, рельефно выделяющемуся сквозь тонкий спандекс. О да, еще как собирался. Он нашел линию, разделяющую верхнюю и нижнюю части костюма, и нетерпеливо стянул штаны. И едва не застонал, когда обнаружил, что Дерек не носит белья.

– О, ты идеальный, – задохнулся Стайлз, оглаживая чужие каменные бедра.

Кожа под пальцами местами чувствовалась огрубевшей и черствой, шершавой. Но Стайлз не мог перестать смотреть на эти шрамы. Возможно, какая-то его часть была пришибленным стигматофилом, но к чертям все предрассудки. Он хотел попробовать эту кожу на вкус.

Стайлз просунул руки под верхнюю часть костюма, нагло облапил живот, добрался до груди, царапнув ногтями маленькие соски, и уверенно склонился над пахом. Член у Дерека действительно был огромный, почти полностью вставший, толстый и с крупной розовой головкой. Кое-где кожа была темнее, а венки, перевитые вокруг ствола, четче и синее, но выглядело это все в разы сексуальнее, чем любой чувак на картинке или в интернете.

Ох, вот же охренеть.

– Ты долго будешь на него пялиться? – недовольно уточнил Дерек. Стайлз вздрогнул, сморгнул наваждение и на пробу лизнул головку. Ладно, в этом отношении он был девственником. Вообще-то, он в любом отношении был девственником.

Полгода назад у него почти все получилось с Малией, его однокурсницей. Та была симпатичной, немного странноватой, но это даже придавало ей очарования, а еще она действительно смеялась над его шутками и считала его классным. Так что да, ему нравилась Малия. У них долгое время был тот период обнимашек и легких старческих поцелуев, а потом она напилась на вечеринке и полезла расстегивать Стайлзу ширинку. Правда, как оказалось чуть позже, у него совсем не стоял на Малию. Она вызывала у него теплое чувство симпатии и даже любви, по-дружески нежной, но этого не было достаточно, чтобы разлить его кефир, как сильно ни старался ее теплый рот.

Стайлз отвлекся от воспоминаний, погладил отчего-то набухающее основание и обвел языком под головкой. Кожа казалась ему чуть грубой, но от того более бархатной, что ощущалось просто охуенно на языке.

– Развяжи мне руки, – попросил Дерек хриплым, скрипучим голосом.

Стайлз пососал кончик члена, выдаивая терпкие капельки предэякулята, губами ощущая упругость головки, и отстранился. Слюна тянулась тоненькой ниточкой за его губами. Он подтянулся всем телом, животом специально задев чужой пах, и, слушая приглушенное шипение, замер напротив лица Дерека. Темные пятна смотрелись диковинно на покрасневшем горящем лице, Стайлз, чувствуя, как покалывает губы, робко коснулся ими шрама на щеке. Дерек под ним напряженно замер, казалось, даже перестал дышать, а Стайлз впился пальцами ему в плечи и, опустив веки, принялся тихонько прослеживать пятна губами. А затем лизнул одно из них.

– Отъебись, – прорычал Дерек, вздрогнув всем телом. Его член под бедром Стайлза стал еще тверже.

– Нет, – выдохнул тот ему в ухо. Коснулся губами мочки и забрал ее в рот, принявшись мягко посасывать. Дерек прерывисто, нетерпеливо выдохнул и попытался лягнуть его ногой. Стайлз выпустил паутину, и обе ноги Дерека оказались приклеены к столбикам кровати.

– Засранец, – выдавил тот и усмехнулся, когда Стайлз, улыбнувшись, вставил колено между его разведенных бедер. Выделившаяся смазка размазалась по спандексу, Стайлз еще немного потерся ногой о чужую промежность, а затем с горящим в груди предвкушением накрыл губы Дерека своими. Те оказались жутко сладкими и мягкими, хотя, возможно, и нет, но Стайлзу чудилось, что лучше не бывает. Он застонал в поцелуй, цепляясь за чужую шею. Пальцы пекло от желания забраться под костюм, огладить спину, почувствовать играющие под кожей мускулы. Грубость шрамов.

Стайлз потянул за края костюма, доведя ткань до самого подбородка, и долгим томным поцелуем коснулся подрагивающего живота, обвив пальцами влажный горячий член. Дерек задышал чаще, а когда Стайлз вновь вернул губы на прежнее место, с присвистом заскулил.

– У тебя есть еще пара секунд, чтобы прекратить, прежде чем я начну трахать твой рот, – проскрипел Дерек. Стайлз с силой сжал пальцы на его бедрах, пережидая острую вспышку возбуждения, и остался в том же положении, мягко кружа языком по головке.

Дерек раздраженно выдохнул, зло зашевелил желваками и, действительно подождав еще несколько секунд, наконец толкнулся. Стайлз, за мгновение до этого, разволновался, напряг горло и ожидаемо поперхнулся, принявшись фыркать и кашлять. Зубы, боже, зубы. Если Стайлз не будет следить за своими зубами, за его костями потом, скорее всего, будут следить врачи в госпитале.

Он замер, часто задышал носом, стараясь успокоиться, а потом робко поднял взгляд. Дерек, с заведенными за голову руками, покрасневший и покрывшийся испариной, смотрел нетерпеливо и голодно, его бедра мелко подрагивали, но убивать он вроде бы не собирался. Хорошо, это обнадеживало.

Стайлз прикрыл глаза, огладил выделяющиеся тазовые косточки и расслабил горло. Головка, горячая и упругая, лежала на языке. А затем вновь толкнулась внутрь. Стайлз сморгнул набежавшие слезы и поерзал – несмотря на дискомфорт, член стоял почти болезненно. Дерек толкнулся еще раз, резче и сильнее, Стайлз зажмурился, сыто и довольно, от пробирающего его грязного удовольствия, и задвигал языком. Дерек гортанно застонал и принялся трахать так, что яйца бились о подбородок. Может быть, со стороны это и выглядело ужасно, но Стайлз бы отдал жизнь за то, чтобы наконец подрочить.

В какой-то момент он поймал себя на том, что бесстыдно трется пахом о матрас и тихонько поскуливает, царапая чужие бедра. А затем услышал приглушенный треск ткани. Или не ткани?

Стайлз поднял взгляд и забыл вдохнуть от пробившего его испуга: Дерек вырвался из плена сетей, и его руки приближались к нему. Стайлз запоздало понял, что его паучье чутье опять тупит, но в эту секунду одна из крепких ладоней дернула его за загривок.

– Ауч, – выдавил он, выпустив член изо рта. Дерек подтянул его к себе, продолжая сжимать шею, и Стайлз бы соврал, если бы сказал, что это не было дохуя сексуально.

Он застыл с открытым ртом перед чужим лицом, пытаясь вдохнуть и с ужасом осознавая, что не получается. Нет, не из-за ладони, держащей его за загривок, совсем нет. Скорее из-за вкусных губ, что находились теперь совсем рядом, влажные и блестящие. И глаз, зеленых и с дурацкой бурой точкой чуть выше зрачка, – в смысле, как вообще так можно? Кто придумал ему глаза? Гаравани?

Стайлз еще секунду тщетно молил бога о пощаде, а затем встретил чужие губы на пути к своим. Дерек что-то приглушенно выдохнул ему в рот и с силой потянул за собачку молнии подмышкой. Стайлз хохотнул прямо в поцелуй, не желая отрываться, и беспомощно завозился, пытаясь помочь стянуть мешающую тряпку. Ох, он сделает потом еще один костюм, только, бога ради, эту хрень действительно пора было снять.

Они общими усилиями избавились от одежды – всей, полностью, и да, возможно, Стайлз тоже не надевал белья. Не под костюм, во всяком случае.

Его член болезненно ныл и требовал внимания, Стайлз с облегчением опустил руку на пах, собираясь хоть немного подрочить, когда Дерек вдруг скривился и принялся копаться у себя под спиной.

– Что с тобой? – на всякий случай уточнил Стайлз, пока Дерек с нечитаемым выражением лица доставал что-то из-под подушки, на которой лежал. И, блядь. – Я не представляю, как это сюда попало.

Дерек смерил его скептическим взглядом и вновь посмотрел на резиновый член у себя в руках. Боже.

Стайлз собирался купить черный, ладно? Но Лидия, будучи девчонкой, которой не должно быть стыдно покупать такие вещи (она же девчонка, в смысле, что такого?), и которую Стайлз попросил купить эту хрень, чтобы удовлетворить свое би-любопытство, купила фиолетовый. И, о нет, это не тот фиолетовый, про который можно было бы сказать «круто». Скорее, он напоминал лишь о той противной пони с рогом и синей гривой из мультика, на который Стайлз постоянно натыкался, когда по утрам листал каналы.

Поэтому с этой штукой он дрочил лишь по ночам. В абсолютной темноте. Чтобы в самый ответственный момент Стайлз не оглянулся себе за плечо и не подумал о том, что его, возможно, трахает пони из ебаного мультика.

– Нет? – спросил Дерек и вдруг сделал что-то ужасное. В смысле, такое ужасное, что Стайлз почти кончил, – он провел пальцами вверх по стволу и пощупал головку. Которая была в заднице Стайлза буквально вчера. Ох, вот же черт.

– Не-а, – упрямо покачал он головой. Внизу живота сладко тянуло.

– Поэтому он лежит под твоей подушкой? – понимающе кивнул Дерек. – И упирается мне в спину уже минут сорок.

– Что ты хочешь от меня услышать? – сдался Стайлз, стыдливо опуская голову. – Не все такие сговорчивые как ты.

Дерек потрясенно усмехнулся.

– Ты не уговаривал меня, – напомнил он. – Притащил к себе домой, связал, раздел, отсосал – не уговаривал.

– Сейчас ты развязан, – уточнил Стайлз и стрельнул глазами в сторону открытой оконной рамы. И скрестил пальцы за спиной, как в детстве, надеясь, что Дерек все же не уйдет. К его облегчению, тот только вздохнул.

– Смеешься? Я даже штаны не смогу надеть, – буркнул Дерек, кивая на свой пах. Стайлз скосил туда взгляд, припомнил терпкий вкус предэякулята на языке и отчего-то покрылся горячечными пятнами румянца. – Часто развлекаешься, паучок?

Стайлз почувствовал, что стыд затапливает его с головой. Он собирался сказать, что нет, разумеется, нет, вообще только вчера это купил и как-то еще... Но Дерек и не собирался ждать ответа, он, придерживая Стайлза за талию, беззастенчиво провел пальцами по расселине, надавив подушечкой среднего прямо на дырку. И чертовски удовлетворенно хмыкнул, когда кончик пальца без особого сопротивления проник во вход.

Стайлз с присвистом выдохнул и уронил голову на чужое плечо. И его задница жила своей жизнью. В смысле, это не он подавался навстречу пальцам, нет, – задница.

– Часто, – сделал вывод Дерек, проталкивая палец глубже. Стеночки приятно жгло, отзываясь тупой сладкой болью в пах, и Стайлз лишь слабо угукнул в ответ, обмякая в чужих руках. Он обнял Дерека за шею, уткнувшись лицом под линию челюсти, и принялся сопеть и пыхтеть.

– Достань смазку, – попросил он, когда Дерек с трудом вставил палец до конца. Дырочку все еще приятно жгло, но, если Дерек собирался продолжать, лучше было смазать. – Она в ящике.

Дерек отнял руку, заставив Стайлза потерянно всхлипнуть, с грохотом выдвинул ящик и, покопавшись в нем с полминуты, задвинул. Через какое-то время комнату наполнил резкий запах бананов.

Дерек мягко усмехнулся, а затем его холодные от смазки пальцы вновь коснулись входа.

– Ох, господи, – выдохнул Стайлз, когда в него вошли сразу два пальца. Больно не было, лишь неожиданно и распирающе – костяшки Дерека были гораздо шире его собственных.

– Святой боже, о да. Пошевели ими.

Дерек послушно задвигал пальцами, сгибая их в костяшках, и замер, коснувшись бугорка. Стайлз заскулил, прикусив кожу на чужой ключице, и пальцы вновь задвигались, каждый раз надавливая на сладкое местечко. Он сжал пальцы на плечах Дерека, чувствуя приближение разрядки, когда тот вдруг вытащил пальцы. С таким предательством Стайлз еще не сталкивался.

– Ну не-е-ет, – протестующе замычал он, крутя задницей. – Я был так близок, ты не можешь!..

– Могу, – резонно возразил Дерек и звонко шлепнул его по ягодице. – Готов?

– К чему?..

– Готов.

Стайлз нахмурился, приготовился поднять голову, но почувствовал у входа знакомую прохладу. Ох. Серьезно?

– Я думаю, твоим бы получилось прикольнее, – хрипло заметил Стайлз и все же поднял голову, впрочем, не разжимая кольца рук вокруг шеи Дерека. Тот задумчиво прищурился, глядя ему в глаза, и пропихнул головку в растянутую дырку. Стайлз, не решившись прервать зрительный контакт, лишь сжал пальцы сильнее и выдохнул с присвистом.

– Прикольнее, – кивнул Дерек. – И больше.

Стайлз бессмысленно кивнул в ответ.

Дерек потрогал растянутые мышцы большим пальцем, приласкал мошонку, а затем вставил игрушку глубже.

Стайлз не сумел сдержать рвущийся из него стон. Господи, он не знал, что разница между его руками и чужими будет такой охуенно-ощутимой. Чувство наполненности, упругости и прохлады было знакомым и привычным, но то, что он мог держаться слабыми пальцами за чьи-то плечи, пока чьи-то руки направляли в нем игрушку, – да. Вот, что было самым прекрасным.

Но, боже правой, какие к хуям игрушки, когда под бедром лежит горячий налитый член, прилипший к пупку.

– Дерек, – горячечно позвал Стайлз, оглушенный собственными мыслями. – Если ты не против, я бы предпочел оставить резину на черный день. Когда подо мной не будет горячего мужика.

Тот хмыкнул, слегка подвигал игрушкой внутри, украв у Стайлза еще один стон, а затем вытащил одним резким движением. Пустота казалась неприятной, отталкивающей, холодной. Стайлз захныкал, оглядываясь через плечо.

– Секунду, – шепнул Дерек и, положив ладонь ему на поясницу, осторожно вошел сам.

Да, Стайлз почувствовал разницу. Ох, боженька милостивый. По сравнению с тем, что сейчас горячо пульсировало внутри тела Стайлза, его игрушка могла бы показаться жалким стручком. Стайлз замычал, зажмурился, смаргивая набежавшие слезы, и замер, стараясь не двигаться. Вообще.

– Во рту он казался мне меньше, – улыбнулся он, осторожно вдыхая и также осторожно выдыхая. Дерек, казалось, держался из последних сил, чтобы не дернуть бедрами, но все же выдавил ответную улыбку. Стайлз завел руку за спину и аккуратно потрогал растянутые на толстом стволе мышцы.

– Тебе просто показалось, – хмыкнул Дерек и робко, совсем осторожно коснулся его щеки. Стайлз тут же поднял взгляд, уставившись ему в глаза, и принял томный поцелуй спустя секунду.

В животе что-то незнакомо дрогнуло, разливаясь до самой груди.

Стайлз сладко вздохнул, на секунду оторвавшись от губ, и тут же приник обратно, собираясь провести в таком положении еще, как минимум вечность. Но Дерек все же дернулся, не сдержавшись, член вошел глубже, до самого основания, выбив из легких весь воздух, и попал по нужной точке – так сильно, что у Стайлза потемнело в глазах.

Дерек захрипел, низко и протяжно, внутри разлилось теплое, Стайлз заерзал, увеличивая давление на простату, а затем почувствовал, как что-то растягивает его дырочку еще сильнее.

– Не двигайся, – предупредил Дерек, удерживая его за талию. Стайлз и не собирался. Член, все еще твердый и горячий, давил на простату, распирал вход. Стайлз заскулил, пару раз скользнул по головке и излился на чужой живот, рухнув в эту же лужицу. И испуганно вскрикнув, когда что-то внутри него болезненно потянуло. – Тише, не двигайся.

– Что это за нахрен, – зашипел Стайлз, дрожащими пальцами ощупывая набухшее основание, наполовину заполнившее вход.

– Узел, – буркнул Дерек, все еще крепко сжимая его бока, не позволяя двигаться. Стайлз замер и без того.

– Узел?.. – он задумчиво нахмурился. – Типа как у собак?

– Типа, – кивнул Дерек, судя по всему, недовольный формулировкой.

– Что ж, – начал Стайлз, устраиваясь на его груди удобнее. – Мне стоит это спросить, потому что эта штука находится во мне. – Он бездумно покусал нижнюю губу, оглаживая один из шрамов. – Эм, я же не рожу тебе ребенка через девять месяцев?

– Скорее уж щенка, – хмыкнул Дерек. Его пальцы нежно зарылись в волосы Стайлза.

– Оборотень, ну конечно, – понятливо усмехнулся тот. – Надеюсь, у тебя просто плохое чувство юмора, и я не рожу щенка. Чувак?

– Думаю, на оборотней тоже распространяется биология человека, – напомнил Дерек, затем скосил взгляд вниз и исправился: – Почти.

– А я думаю, что найду тебя даже под землей, в случае своей... э, беременности, – скривился Стайлз.

– Как скажешь.

Стайлз еще полминуты полежал, наслаждаясь тишиной и посторгазменной негой, а затем вновь поднял голову.

– И долго эта штука будет растягивать мне задницу? Я скоро буду как порнозвезда.

***


Стайлз выглянул в окно – миссис Пинкс из квартиры дома напротив развешивала белье на туго натянутых веревках, мистер Гарольд курил крепкие сильно пахнущие сигареты на балконе, а из квартиры этажом ниже доносился приятный запах булочек с корицей. Стайлз вдохнул поглубже, впитывая запах солнца и чужих жизней, и вернулся к своему кофе. Телевизор за спиной тихонько вещал новости дня, с улицы слышался приглушенный смех детей, а из спальни – настойчивое шуршание.

Стайлз улыбнулся, почесал налившийся засос на шее и, поправив сползающее с бедер полотенце, направился в спальню.

– И почему я опять связан? – скептически уточнил Дерек, дергая связанными руками.

Стайлз прислонился плечом к косяку и поднес чашку к губам, с удовольствием оглядывая раскинувшееся на постели тело. Узкие бедра с крепкими ногами, поросшими темными волосами, кубики на животе, накаченная грудь с маленькими бусинками сосков и совершенно потрясающее лицо. Стайлз огладил взглядом острую линию подбородка с отдающей синевой (и сексуальностью) щетиной, тонкие поджатые губы, нахмуренные брови. И, не сдержавшись, спустился к мягкому члену, тяжело лежащему в темных завитках.

– Возможно, я взял тебя в секс-рабство, – предположил Стайлз. – Ты видел мою кладовку? Там еще девяносто девять экспонатов. Ты у меня юбилейный, поэтому я разрешу тебе выпить кофе.

– А у тебя вместительная кладовка, да? – заметил Дерек, его глаза улыбались.

– Не волнуйся, там есть место еще для сорока, – задумчиво покивав, сказал Стайлз. – Потом я, возможно, куплю склад или арендую соседнюю квартиру.

– Учтиво. Ты всем даешь трахать себя в рот? Да и не только в рот.

Стайлз улыбнулся, чувствуя, как краснеют щеки.

– Нет, ты первый.

Дерек усмехнулся в ответ, на секунду опустив взгляд.

– Я знаю.

Стайлз оставил чашку на комоде, в очередной раз поправил полотенце и подошел ближе, срезая паутину лежащим рядом ножом. Дерек с видимым наслаждением потер руки и притянул его к себе за край полотенца, тут же облапив бедра.

– Мне нужно в душ, – пробормотал Дерек, зарываясь лицом ему в живот. Стайлз хихикнул, расчесывая пальцами чужие волосы.

– Я не собираюсь идти, – покачал он головой. Руки Дерека медленно ползли под полотенце. – Я только что из душа. Я дам тебе полотенце и новую щетку, и... Ох. Чувак?..

Дерек невнятно хмыкнул и еще раз потер большим пальцем вход. Стайлз подавил сладкую дрожь и шлепнул его по рукам.

– Ладно, помоюсь еще раз, – снисходительно объявил он. – Если ты сделаешь мне минет.

Дерек отстранился, обернулся на кладовку в конце комнаты и вздернул бровь.

– Больше никто не делает?

– Не все такие сговорчивые.

– Я еще не соглашался, – возразил Дерек. Стайлз понимающе покивал, нагнулся к его лицу, оставив в уголке губ легкий поцелуй, и пошлепал обратно в ванную.

Его ждал минет.

:bat2:

@темы: Спандекс и задница Спайди, безумцы всех умней, слэш правит миром, тинвафля, фик

URL
Комментарии
2015-11-28 в 11:28 

Anyt@86
Круто и горячо!!!Спасибо за историю!!!:hlop::hlop::hlop::hlop::hlop:

2015-11-28 в 17:51 

*Generalissimo*
Мрачно. Уныло. Холодно. Меня окружают как минимум четверо вампиров. Чтоб я так жил! (c)
Аааааа! :ura::ura::ura: мои любимые персонажи, обожаю их и по отдельности, но Дерек-Дэдпул и Стайлз-Паук просто нечто восхитительное и очень-очень-очень горячее! :heart::heart: фик горячее солнца!!! :heart::heart:

2015-11-29 в 19:58 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
Anyt@86, а вам спасибо за похвалу))
*Generalissimo*, я все мечтаю написать прост спайдипул, и вроде уже думала, что отошли мы от стерека, пусть открыт, а он вот не отпускает.
Спасибо:heart:

URL
2015-12-01 в 01:43 

fruzya
Пришла, бл@#&, в новый фандом.
Роуч, блин, это восхитительно! :ura:
Восхитительно горячо, и иртересно, и с юмором в этом тексте всё в порядке! :vict:
Получила большое наслаждение, пока читала . :inlove: Эдакий задорный, развесёлый и кинковый фик! :heart:
Образы супергероев парням отлично подошли, просто как вторая кожа. :five:
И оба остались в характере, что приятно. :inlove: Теперь они лихой секс-марафон устроят, не вылезая из квартиры пять суток подряд, да? :gigi: А потом полетят снова бороться с преступностью, йу-ху! :vict:

2015-12-01 в 23:26 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
fruzya, спасибо огромное!:heart:
Разумеется! Но вообще, думаю, что они и вне дома могут устраивать секс-марафоны))

URL
2015-12-06 в 08:17 

annaskor
the dreams in which i'm dying are the best i've ever had (c)
Охх, сердечки в глазах до сих пор не прошли! Люблю Стерек-Спайдипул и вас, конечно!:inlove::inlove::inlove:

2015-12-07 в 11:14 

Mikarin69
у вас проблемы? да. я безумно люблю жизнь
Спасибо)))))))))))))))))))))))))))))))))))))):love::love::love::love:

2016-03-09 в 17:48 

Роуч
Лечим душу - гробим печень
URL
   

Добрый день, мистер Мартин

главная